Озеро "Собачья голова" (Баскунчак)

Ramzay

Координатор форума
В данной теме, по мере обработки материала, буду выкладывать книгу Германа МоторинаОзеро «Собачья голова». Данная книга выпущена в 1990 году в Нижнем Баскунчаке и, на мой взгляд, по объему исторической информации об озере Баскунчак и его окрестностях, в том числе Владимировки, Ахтубы и Петропавловки, является уникальной. Возможность опубликования книги появилась в результате нашей продолжительной работы с Ахтубинским краеведческим музеем, за что в очередной раз с большим удовольствием выражаю свою искреннюю благодарность его директору – Кружалиной Валентине Николаевне. Надеюсь, что прочтение книги доставит Вам, уважаемые посетители нашего сайта, удовольствие, и Вы сможете узнать для себя что-нибудь новое и интересное о нашем крае.
Обсуждение, впечатления, отзывы прошу размещать в теме «О родном крае».

Герман Моторин
Озеро «Собачья голова»

ВВЕДЕНИЕ

Стоял теплый весенний день. Ласково грело солнышко. Под его живительными лучами курилась земля, пробуждались и зеленели травы. Нагретый воздух струился и переливался волнами.
За крутым берегом расстилался простор водной глади солёного озера, а на южном берегу его поднималась величественная, древняя гора - Богдо, восточная сторона которой, словно сказочный ковер, светилась всеми цветами радуги. Весна в посёлке соляников всегда приносит оживление и бодрое возбуждение перед началом главного смысла жизни коллектива – добычи соли.

И как хорош ныне посёлок соледобытчиков с его современными домами, асфальтированными улицами, рабочим клубом, сквером, парками. Невольно пришла мысль, как труд преобразует природу, заставляя служить человечеству. Что было здесь на берегу этого уникального озера, в древние времена? Эта мысль вызвала из глубины памяти многие страницы очень долгой истории нашего края.

С незапамятных времен на просторы Нижнего Поволжья двигались из глубин Азии люди, часть из них оседала на Волге и приволжских степях. Шли века. Возникали и рушились государства. Скифы и сарматы, Гунны и Хазары, Печенеги и Половцы, полчища Чингиз-Хана, Батыя, Тимерлана – все побывали на этих землях, пока победоносные русские рати не утвердили здесь власть московского государства.

Эта книга о Баскунчакском соленом озере и его окрестностях, бескрайних равнинах и замечательных природных памятниках: всесоюзной кладовой поваренной соли – в Баскунчакском озере, геологическом музее- горе Богдо, соляных куполах, карстовых провалах и пещерах, климате, геологии и рельефе.

Вы найдете описание оригинальных природных образований, познакомитесь с легендами, сказаниями, былинами, пословицами и стихами об озере и горе Богдо.
Здесь рассказываются отдельные эпизоды, связанные с соляным делом на Баскунчакских соляных промыслах.

Эти события известны из устных преданий и документов государственных архивов – так называемых «соляных книг», из дневниковых записей зарубежных и отечественных ученых, многих литературных источников, а так же материалов управления «Бассоль».
Как прошла Октябрьская революция и Гражданская война в крае, как развивался солепромысел в советские годы, все это рассказывается в книге, которую вы начали читать.

1
ЗНАЧЕНИЕ ПОВАРЕННОЙ СОЛИ В НАРОДНОМ ХОЗЯЙСТВЕ


Поваренная соль хорошо известна каждому человеку. В скромной солонке на столе она занимает видное место, ломится ли он от изобилия явств в кругу гостей на весёлом празднике, или незаметно и повседневно служит только своему хозяину.

Употребление соли с пищей общеизвестно. Однако не все знают, что введение соли в организм абсолютно необходимо для важнейших процессов его жизнедеятельности. Соль – необходимая составная часть крови, желудочного сока, желчи. Соль требуется для вырабатываемой желудком соляной кислоты, очень нужной для нормальных процессов пищеварения. Соль необходима для жизни человека и животных, как воздух и вода! Ежедневно в организм человека поступает с пищей 10-12 граммов соли.

Необходимость соли для жизни была известна еще в глубочайшей древности. В странах, где соли было мало, она ценилась дороже золота и ещё совсем недавно являлась в руках капиталистов-колонизаторов средством чудовищной спекуляции и угнетения отсталых народов.
Соль необходима не только для жизни человека и животных. Она также нужна для «жизни» промышленности, техники, науки. Способность соли предохранять различные продукты от порчи давно использовалась человеком для посола мяса и рыбы, для консервирования овощей, капусты, грибов и других растительных продуктов. Сравнительно давно соль используется в кожевенном производстве, мыловарении, в красильном деле. Однако значение соли как важнейшего продукта химии начинает существенно возрастать только с конца XVIII столетия.
Технический прогресс в области использования хлопка для изготовления тканей требовал многих химических веществ (соды, красителей, отбеливателей и т.д.) для его обработки. Производство таких веществ, в свою очередь, заставило отыскивать обильное и дешевое сырьё. Таким сырьём оказалась поваренная соль. Соль явилось веществом буквально неисчерпаемых возможностей и её использование с каждым годом расширяется. В настоящее время можно насчитать около 1500 различных путей применения соли для получения неисчерпаемого количества химических веществ.

Не будет преувеличением, если сказать, что соль является одним из главнейших видов сырья, без которого не может существовать и развиваться химическая промышленность. Без продуктов же основной химической промышленности мы не имели бы керосина, мыла, бумаги, красок, лекарства, ароматов, удобрений, стекла и множества других веществ, без которых невозможна жизнь современного человека.

Одним из немногих продуктов основной химии является едкий натр или каустическая сода. Каустическая сода широко применяется при изготовлении мыла, для очистки нефти и продуктов ее переработки, она широко применяется для отбеливания и при крашении тканей, для измерсеризации, т.е. придания им блеска, прочности и красоты.

Производство искусственного волокна, приготовление многих лекарств, коксобензольная промышленность, кожевенное дело, изготовление различных сортов бумаги и много других областей народного хозяйства не могут обойтись без едкого натра.

Наиболее совершенным техническим способом получения едкого натра является способ разложения водного раствора соли электрическим током, при котором хлористый натрий разлагается на едкий натр и хлор. Едкий натр – твёрдое белое или слегка желтое едкое вещество; хлор – жёлто-зеленый тяжёлый газ. Хлор ядовит! При охлаждении до 34 градусов ниже нуля хлор превращается в жидкость. Подобно едкому натру хлор имеет большое число потребителей. Соединение хлора с гашеной известью дает хлорную или белильную известь (белый порошок), которая широко применяется в текстильном и бумажном производстве для отбелки растительного волокна.

Большое количество хлорной извести расходуется для целей дезинфекции, для уничтожения болезнетворных микроорганизмов в пищевой воде. Она применяется также для получения усыпляющего средства – хлороформа. Разнообразно и многочисленно применение хлора в химической промышленности.

Соединение хлора с алюминием – хлористый алюминий находит широчайшее применение в синтезе органических веществ, где он служит чудесным ускорителем технологических процессов при получении пластмасс, синтетических красителей, искусственного каучука, лекарств, новых волокон и другой продукции.
Большое количество хлора расходуется для получения хлористой серы необходимой для превращения каучука в резину, а также хлористого винила. Хлористый винил является исходным веществом для получения особых сортов пластических масс из которого изготовляют прозрачные трубы, детали текстильных машин, изоляцию для проводов, патефонные пластинки, дождевые плащи, дамские сумочки, подошву для обуви, настольную клеенку и множество другой продукции.

Велико значение хлора в изготовлении лекарств, фармацевтических препаратов и химических средств борьбы с вредителями растений и сорняками.
Соединение хлора с цинком применяется для пропитки железнодорожных шпал, для предохранения их от гниения, для приготовления растительного пергамента, который широко применяется в паяльном деле.

При разложении водного раствора соли электрическим током помимо одного натра и хлора получают еще хлористый водород, при растворении которого в воде получается соляная кислота. Области применения соляной кислоты также разнообразны, как у едкого натра и хлора. Сотни тысяч тонн соляной кислоты расходуется для производства хлористых металлов (железа, бария, цинка и др.) для приготовления клея, угольной кислоты, синтетического каучука, нашатыря, обработок кож, очистки костяного угля и платины, для приготовления красок, фармацевтических препаратов.

И вряд ли кто из читателей обувая башмаки из цветной кожи, бросая в чашку чая кусок белоснежного сахара, любуясь яркими расцветками девичьих платьев или удивляясь прочности клееных листов фанеры, может подумать о том, что все это приготовлялось с помощью соляной кислоты, для получения которой, прежде всего, необходима соль.

При электролизе расплавленной соли получают металл натрий. Он имеет серебристо – белый цвет, легко режется ножом, плавает в воде, энергично реагирует с ней, образуя раствор едкого натра. Как металл, он не имеет никакого практического значения, тем не менее, имеет довольно широкое применение. Одной из важнейших областей применения металлического натрия является производство искусственного каучука, где натрий употребляется как ускоритель для превращения исходного продукта (бутадиена) в каучук. В металлургии натрий применяется для приготовления натриевых баббитов и других сплавов. Велико значение металлического натрия в синтезе красителей, ароматов, фармацевтических препаратов.

Соединения натрия с кислородом – перекись натрия – применяется в изолирующих противогазах, подводных лодках, батисферах для поглощения выдыхаемого людьми углекислого газа и одновременного пополнения запаса кислорода в естественном воздухе.
Если через водный раствор соли пропустить аммиак и углекислый газ, то в результате происходящих реакций выделиться осадок – двууглекислая сода. Путем прокаливания двууглекислой соды получают соду. Как и едкий натр, сода имеет большое практическое значение. Без соды не могут обходиться мыловары, стеклоделы, текстильщики. Большое количество соды потребляют нефтяная и целлюлозно-бумажная промышленности, она требуется металлургам, необходима в красильном деле, в меховом производстве, в пищевой промышленности. Большое количество соды расходуется для устранения жесткости воды, потребляемой котельными, прачечными, паровозами. Огромные количества соды поглощают различные отрасли химической промышленности для получения различных химических продуктов и соединения натрия: сульфата натрия, магнезии, фтористого натрия и т.д. Применение соды в домашнем быту (стиральные составы, порошки и т.д.) общеизвестно.
Количество соли, расходуемое для приготовления соды, очень велико. Если соль, перерабатываемую ежегодно во всём мире на соду, погрузить в товарные вагоны, то состав займет Сибирскую магистраль от Владивостока до Москвы.
Таково в общих чертах значение поваренной соли, или просто соли, как её обычно зовут в житейском обиходе.

Помимо поваренной соли в рапе Баскунчакского озера содержится хлористый магний. Это ценнейшее сырьё. Путём электролиза из него получают металлический магний, сплавы которого с алюминием, цинком, марганцем находят широкое применение в промышленности, особенно в авиационной. Хлористый магний находит также широкое применение для получения искусственных строительных материалов, получивших за свою прочность, огнеупорность, теплоизоляционные и другие свойства широкую известность.

В рапе Баскунчакского озера содержится около 0,3 килограмма брома в кубометре, который в виде известных препаратов – бромистых солей натрия и калия широко применяется в медицине.
Но основное применение находит бром для изготовления фотопленок. Именно брому обязаны все достижения кино и научной фотографии. Он широко применяется также в синтезе органических веществ.

Соли, находящиеся в Баскунчакском озере, настоящее богатство нашего края, и нужно, чтобы они полнее и всестороннее служили на благо нашей Родины и её великому народу.

2
РАЗВИТИЕ СОЛЕДОБЫЧИ НА БАСКУНЧАКСКИХ ПРОМЫСЛАХ


Озеро «Собачья голова» - Баскунчак, так повествует древняя легенда о названии соленого озера.

Тяжело навьюченный тощий верблюд и арба, груженная домашним скарбом и кучей детей, медленно передвигаются по ослепительно-белой глади озера. Было уже за полдень… Тяжелая густо-серая масса надвигалась с юга, застилая небо, заходящее солнце: оно пылало словно в гигантском пожаре. Раскаленный степной ветер, удушающий жаром, хвастал лицо, гнал по озеру высохшие кусты «перекати поле». Вокруг ни души. Лишь старая лысая цапля сладко дремала, стоя на одной ноге в тёплой рапе. Мертвящий зной сковал все неодолимой дремой. Через нависшую над озером мглу уже виднеется берег, с притулившимися к озеру кибитками и землянками, вот уже близко и ямы, где ломают соль.

Выбившись из сил, изнемогая от жажды, поранившая ноги об острые кристаллы соли, бежавшая рядом с арбой собака, приотстала. Хозяин окликнул собаку. Она безразлично поглядела на него и остановилась, но увидев впереди светло-голубой край выработки, собака напрягла последние силы и побежала вперед, чтобы утолить жажду. Подбежав к яме, собака присела на передние лапы и взахлеб схватила глоток маслянистой солёной воды. На мгновение она поднялась на ноги, закачалась и упала в яму, захлебнувшись тузлуком.

Тело собаки в насыщенном тузлуке не могло утонуть и плавало долгое время. Её голова, покрытая слоем соли, торчала над поверхностью рапы.

Проезжавшие мимо путники с ужасом глядели на торчавшую из воды голову собаки и с возгласом Баскунчак – собачья голова, быстро отъезжали от этого страшного места. Так за озером и закрепилось название – озеро «Собачья голова» - Баскунчак» (Лощилин Б. На родных просторах. Волгоград, 1968г.).

Местность между южной конечностью Урала и Каспийским морем с давних пор привлекала к себе внимание кочевников. Это были как бы ворота, через которые в течение долгих столетий проходили из Азии в Европу целые полчища кочевников. В истории эта местность получила название «Великие врата народов».

Кочевники останавливались на более удобных местах, становились оседлыми. Они основывали селения и у солёных озер, где занимались добычей соли.
Начало разработок Астраханских озер уходит в далекое прошлое. В древнейшие времена здесь ломали соль скифы, в XVII-XIX веках нашей эры её добывали хазары, в X-XIII веках – половцы, с XIII века соль ломают татары.

В период расцвета золотоордынского государства добыча соли в озёрах Нижнего Поволжья достигла значительных размеров. Она велась татарскими ханами, которые использовали труд людей захваченных ими в плен. Все работы велись самым примитивным способом, вручную. С людьми обращались как со скотом, выбившихся из сил убивали и заменяли новыми здоровыми порабощенными людьми.
Судя по оценке венецианца Контарики, проезжавшего через Московское государство при возвращении из Персии, соль уже в значительном количестве поступала из Астрахани в Россию задолго до ее завоевания, и если учесть, что в то время, не было ещё пермских Строгановских промыслов, наиболее крупных для XVI века, то значение этого вывоза для Москвы было особенно важно.

Соль получали методом выварки из вод соляных источников и подземных рассолов в северных областях европейской части страны и в Предуралье, которая осуществлялась уже в XII веке. Зародилось солеварение в посаде Ненокса, расположенном близ современного Архангельска, и в городах Тотьма и Ледеченск (бассейн реки Сухона). Вначале солеварение носило кустарный, примитивный характер, позднее стали сооружать «солеваренные заводы». Для выпаривания рассолов применялись особые сковороды (чрены), размером до 200 кв.м. Владельцами крупных солепромыслов в старину были монастыри, князья и бояре.

Воспользовавшись тем, что на Руси солепромышленникам оказывались всевозможные льготы, предприимчивые купцы и промышленники Строгановы, с 1515 года начали усиленно скупать чужие варницы и строить новые. Они первые обратили внимание на огромные малообжитые пространства Северного Урала, где на реках Каме и Чусовой выявлены соляные источники. Строганов Григорий бьёт челом Ивану Грозному с просьбой разрешить ему искать соль и ставить соляное дело в Приморском крае. По повелению царя Строгановы получили разрешение «варить соль ниже Перми по Каме-реке». О размерах соляного производства, организованного Строгановыми, свидетельствует численность: 10 тысяч вольнонаемных и 5 тысяч крепостных. К владельцам несметных богатств, солепромышленникам Строгановым, чей громадный капитал тогда уже оценивался в три миллиона золотых рублей, московские цари не раз обращались за денежной помощью.

Промышленная история соляных озёр Астраханского края начинается после покорения Астрахани Иваном Грозным. До этого в России соль добывалась исключительно на северных и восточных окраинах Московского государства. Отдалённость этих источников, а также весьма часто прекращающийся ввоз крымской соли, в результате неприязненных действий со стороны крымских ханов, создавали соляные голодовки, особенно жестоко проявлявшиеся в южных областях Московского государства. Вот почему вскоре после покорения Астрахани и присоединения края к Московскому государству начинается разработка астраханских соляных месторождений, открывающих перспективную страницу в истории добычи самосадочной соли.
Здесь, на астраханских соляных озёрах, впервые в истории русской соляной промышленности, русские промышленники начали в крупных масштабах добывать самосадочную соль.

О том, что соляные озера Астраханского края являлись важнейшим источником соли Московского государства, свидетельствуют многие исторические документы, в том числе знаменитая «жалованная грамота», выданная царем Фёдором Иоанновичем Троицко-Сергиевскому монастырю на право «торговать солью, как и другими товарами беспошлинно».
Позднее были собраны материалы об источниках соли и по «Большому чертежу». «Большой чертеж» - это описание московского государства «по горам, полям, рекам и всяким полевым именным урочищам», произведенное в 1627 году на основании имевшегося, в так называемом «Разряде» (правительственное учреждение ведавшее теми или иными государственными делами в России) старого чертежа Московского государства и других сведений.

Описание произведено дьяками (дьяки - должностные лица правительственных учреждений) Фёдором Лихачёвым и Михаилом Даниловым. В этой специальной книге, мы получаем первые сведения об астраханских соляных озёрах, в том число об озере Баскунчак: «от Золотой Орды, от реки Ахтубы против песков Нарынских лежит озеро Ускенчак или Уточак, а в том озере ломают соль, которая чиста как лед».

В 1630 году большая часть Заволжья со множеством соляных озёр была захвачена калмыками, перекочевавшими сюда из Джунгарии (Северо-Западной провинции Китая) во главе с ханом Хо-Урлюком. Осев между Уралом и Волгой, калмыки нападали на русские и татарские поселения и опустошали их. Добыча соли на озёрах Нижнего Поволжья резко сократилась и сосредоточилась на близлежащих к Астрахани озёрах. Хо-Урлюк делал набеги не только на мелкие поселки, но и на пограничные города, в том числе и на Астрахань. В одном из таких набегов на Астрахань, в 1643 году, калмыки понесли большие потери, тайша Хо-Урлюк был убит. Новый тайша, сын Хо-Урлюка Шукур-Дачин со всеми своими улусами в 1665 году принял русское подданство.
С этого времени соляное дело в Нижнем Поволжье укрепляется и расширяется число разрабатываемых озер. Посещавших Московию различных иностранцев поражали огромные богатства соли, находящиеся в озёрах Нижнего Поволжья. Так, известный ученый венецианец Контарини, побывав в низовьях Волги в 60-х годах XVI века, писал: «…Неподалеку от Цитрахани, в степи находится соленое озеро, столь обширное, что добываемой из него соли достаточно было бы для продовольствия большей части вселенной. Оно снабжает превосходной солью поваренной почти все российские владения…»

Петрей один из членов Гольштинского посольства в Московии и Персии, побывавший в 1663 году на Нижней Волге в своем отчёте фантастически описал астраханские природные богатства, отмечая «что якобы в двух милях от Астрахани находятся две соляные горы, называемые Бузин, которые неисчерпаемы, и если бы двадцать или тридцать тысяч человек ежедневно рубили и кололи горы столько, сколько хотели бы и могли, то всё-таки у них была бы работа, а они бы никогда не увидели, что горы те хоть бы на малость оттого уменьшились, ибо, чем более кололи и обрубили их, тем более бы они росли и делались такими твердыми, как скалы…»
Олеорий отрицает эти сказочные описания Петрея, но сам также в ярких тонах пишет о соляных богатствах края, говоря о неиссякаемых соляных ямах и колодцах, расположенных возле Астрахани.

Восторженные и подчас преувеличенные свидетельства иностранцев имели под собой глубокие основания. Человека, проезжавшего впервые в Астрахань, конечно, поражало виденное здесь. Между Каспийским морем и Астраханью в солончаках находилось множество озер, где осаждалась «превосходнейшая соль». Поражало приезжих в Астрахань, конечно, не только обилие озёр, ям, колодцев, а также легкость, с какою добывалась здесь соль по сравнению с другими местами. Самосадочную соль на астраханских озерах просто сгребали лопатами и сваливали на берегу в громадные бугры, откуда потом её развозили.

Слабая засоленность края, набеги диких кочевников, часто разорявших возникающие на промыслах селения, вызвали необходимость охраны населенных пунктов. С этой целью в 1705 году на озере Эльтон был устроен земляной городок (крепость), где имелась казачья и воинская стража. В 1747 году на юго-западном берегу Баскунчакского озера, близ горы Богдо, была устроена крепость «Кордон», где имелось 50 солдат и два офицера, 40 казаков, половина артиллерийской роты с двумя пушками и снарядами. По берегу озера поставлены наблюдательные вышки: южная, северная, средняя, где постоянно несли дозорную службу казаки.

С этого времени набеги кочевников становятся значительно реже и возобновляется ломка соли на озерах Эльтон и Баскунчак.
С прибытием вооруженной команды для охраны Баскунчакского озера начинается заселение урочища Кордон и Средняя Будка. Здесь появляются глинобитные и деревянные строения. На Баскунчакском озере одновременно с Эльтонским был открыт казенный промысел. Баскунчакская соль, около 40 тысяч пудов, ежегодно вывозится в соляные склады Черного Яра.
В 1705 году, в целях создания благоприятных условий для казенной разработки соляных месторождений, в России была введена монополия на соль.

От продажи соли, монополизированной казной, поступали огромные доходы. Так за 1706-1927 годы доход превысил 1102 тысячи рублей. С введением монополии на соль цена на нее возросла. И хотя Правительствующий Сенат выдал промышленникам ссуды и другие льготы, чтобы «соль ломали с излишеством», цены на соль возрастали. Соляная монополия, приносившая на первых порах большие доходы казне, вскоре вызвала упадок соляного дела.
Русский писатель И.Т.Постнков в «Книге о скудности и богатстве» (1724г.), в связи с недостатком соли и ростом цен на неё пишет: … «от бессолицы напрасно люди помирают…»
Трудно сейчас поверить, что на протяжении столетий почти во всех странах Западной Европы, а также на Руси, потребление соли облагалось настолько высоким налогом, что многие, не имея возможности платить его, становились жертвами соляного голода.

Четыре с половиной столетия, начиная с 1400 года, в европейских странах существовал налог на соль, и на протяжении этого времени то в одном, то в другом месте возникали бунты, обильно проливалась кровь людей, боровшихся за «свободную соль».
В конце 20-х годов XVII столетия открылись страшные злоупотребления по соляному промыслу: «люди, стоявшие у этого дела, не боялись ни смертной казни, ни галер, ни вырезывания ноздрей и лишения всего состояния. Такие наказания, назначенные за обман и лихоимство по соляному делу, принесли мало пользы: воровство солью развивалось в сильной степени, казенная соль продавалась дурного качества и не иначе, как на серебро. Поэтому было решено возобновить свободную торговлю солью, и Екатериной I в 1727 году издается Указ « О соляных промыслах и торговле солью». Возобновляются разработки Баскунчакского озера.

В 1748 году на левом берегу реки Ахтубы была организована соляная пристань Мамай. На пристани Мамай были сооружены большие соляные склады и сюда принимались не только баскунчакская, но и эльтонская соль для её транспортировки по Волге.
От Мамаевской пристани до Баскунчака был проложен соляной тракт, по которому Чумаки на гужевом транспорте возили соль. Весной сюда приезжали чумаки из разных мест Украины и Центральной России «почумачить», а глубокой осенью возвращались в родные края. Ломщиков соли вербовали из «охочих людей» Пензенской и Самарской губерний.
Доверенные соледобывателей выезжали на места и здесь «озадачивали» крестьян. Договор найма совершался обычно при участии сельских властей, где выдавались задатки, шедшие тотчас же в уплату податей. Русские ломщики по стародревнему обыкновению соединялись в артели и обязывались круговой порукой.

На соляных промыслах Эльтон и Баскунчак ощущался острый недостаток рабочей силы. В соляной промышленности недоставало рабочих не только для ломки и перевозки соли, но и для сплава ее по Волге. Поэтому в 1742 году было велено снарядить сыщиков в верховые губернии и вызвать народ для работ на соляные суда.

Екатерина II, стремясь к более широкой разработке соляных богатств Астраханского края, принимает меры к заселению Заволжских степей на левом берегу Волги и реки Ахтубы. В 1763 году она издала Указ, по которому всем переселенцам для возки и ломки соли предоставляются льготы, отводятся большие участки земли для сельского хозяйства. Так, вблизи соленых озер Эльтон и Баскунчак на соляных трактах образуются слободы Покровская, Николаевская, Владимировская, а позже Болхуны, Сокрутовка, Пироговка, Золотуха, Батаевка, Успенка и др.
 

Ramzay

Координатор форума
Однако каторжные условия труда вынуждали убегать завербованных рабочих. Тогда в 1794 году к солеразработкам были прикреплены (приписаны без права выезда) ранее приехавшие переселенцы. В этих селениях насчитывалось 18 тысяч пар волов и 15675 душ мужского пола.
Бесчисленные притеснения чиновников, процветание взяточничества, обсчета и обвешивания, штрафы за малейшие неполадки, вызывали острые конфликты и возмущения. Доведенные до отчаяния ломщики и чумаки, ломали нехитрый казенный инвентарь и разбегались, а в годы крестьянской войны под руководством Пугачева большинство работных людей Баскунчакских промыслов угнали казенных лошадей и ушли в войско крестьянского царя.

Напуганный широким волнением простого народа в империи, царь Александр I издал Указ, по которому, в частности все солевозчики и ломщики соли, закрепленных слобод, были освобождены от государственной повинности, крестьяне обращаются в государственных. Работа на соляных промыслах устанавливается на договорных началах.
Несмотря на принимаемые меры по охране селений у соляных озер и соляных пристаней на Волге, они еще довольно часто подвергались налетам кочующих народов.

Академик Паллас, описывая свою поездку по Волге весной 1774 года, рассказывает о грабежах киргизов, которые чинили эти грабежи близ Черного Яра и Владимировки, где были пристани, к которым вывозилась Эльтонская и Баскунчакская соль.
«… на соляной пристани все казалось быть в великом беспорядке: киргизы, хорошие дома, коих было три, преобратили в пепел, прочие срыли до основания, словом вся домашняя утварь даже и печи, были переломаны, разбиты и прочее.
Уходя в степь, киргизы захватили в полон молодых женщин и мужчин. По причине разбоев, чинимых на стопи нынешнего лета, почти не ломали соль в озерах, так как работные люди разбежались».

В конце XVI века внимание Москвы вновь было привлечено к соляным богатствам озера Баскунчак. Получив от Симбирского воеводы сообщение о соляном Баскунчакском озере (под Черным Яром), со слов какого-то Якушки Шабрина из Приказа предписывали воеводе:
« Того же числа послана Государева грамота ко князь Ивану княж Ивану сыну Дашкову (в то время Симбирскому воеводе) с симбирском приставом с Онисимком Ивановым, а велено ему против отписки его послать из Симбирска с изветчиком с Якушком Шабриным, кого пригоже в степь на луговую сторону под Чёрный Яр для досмотру и описи соляного Баскунчакского озера и для взятия образцовой соли: а кого именно на то озеро пошлет и как они истой посылки в Симбирск приедут, о том велено ему описать и досмотру их роспись и тому озеру чертеж и образцовую соль прислать в Приказ Тайных Дел» («Дела Тайного Приказа», - РИБ, т.21 стр. 1362-1363.).

Однако, озеро Баскунчак, по тем же причинам, как и другие соляные источники Заволжья, до второй половины XVII века эксплуатировалось слабо. Но и со второй половины XVII века, когда в Заволжье уже добывались огромные, по тому времени, количества соли на озере Эльтон и в Илецке, эксплуатация Баскунчакского озера носила лишь эпизодический характер.
Хотя озеро Баскунчак лежит значительно ближе к Волге, чем озеро Эльтон, правительство упорно держалось за последнее, рассматривая Баскунчак как резервную базу на случай недовыполнения «пропорций» по добыче соли, установленной для озера Эльтон и южно-астраханских озер.

Это пристрастие правительства к Эльтонскому озеру следует объяснить трудностью обеспечения Баскунчакского промысла рабочей силой, как более отдаленного от крупных населенных пунктов. Территориальные преимущества озера Баскунчак были ясны представителям научных кругов того времени.

Так, академик Гильденштет писал: «Между соляными озерами, в коих соль от солнечного зноя садится хрусталями, и которые находятся в окрестности Волги в Астраханской губернии, озеро Богдинское или Баскунчакское имеет самую лучшую соль: почему и надобно бы добывать оной сколько можно больше, а особливо потому, что и ближе возить к Волге, нежели элтонскую, несправедливо сей предпочитаемую».

Однако и впоследствии, когда вопрос обеспечения озера Баскунчак рабочей силой мог быть разрешен также, как и для Эльтонского солепромысла - переселением крестьян из центральных губерний России. Предпочтение все же отдавалось последнему, так как для вывоза эльтонской соли к Волге было уже затрачено немало средств на устройство солевозных тракторов и огромных складов для хранения соли в Камышине и Саратове.
С развитием эльтонского промысла, на оборудование которого казной были затрачены немалые деньги, казенный промысел на Баскунчакском озере в 1754 году велено было закрыть, так как соль здесь обходится дороже и самая добыча была небезопасна от набегов калмыков и киргизов.

В 1784 году Баскунчакский промысел был восстановлен и в небольших размерах продолжался до 1808 года; склады соли были в Чёрном и Ступином Ярах. Баскунчакскую соль в эти годы поставляют в Воронежскую, Курскую и Харьковскую губернии. В 1805 году возбужден был даже вопрос о замене Эльтонского промысла Баскунчакским, и, в виде опыта, в 1807 году добыто было 2 358 196 пудов соли. Однако по предложению Саратовского губернатора Панчуладзова, в 1808 году составлялось предписание Министерства Государственных Имуществ закрыть Баскунчакский промысел и усилить Эльтонский.

Высокое качество соли, удобное расположение промыслов к могучей водной артерии реки Волги, наличие дешевой рабочей силы в ближайших степях Казахстана, наконец, отмена крепостного права в России в 1861 году, отказ от казенной разработки соляных богатств и передача разработки озера частным предпринимателям вызвало быстрое развитие Баскунчакских солепромыслов. Если в начале XVIII века ломка соли на Баскунчаке производилась в порядке опытов, то к началу 60-х годов уже добывается около 54 тысяч пудов соли в год, а к 1880 году добыча соли на Баскунчаке возрастает до 10 миллионов пудов в год.
Не выдержав конкуренции, Эльтонский соляной промысел, почти после 136-ти летнего господствующего положения, принужден был совершенно прекратиться, вследствие полной невозможности конкурировать с быстро развивающимся Баскунчакским солепромыслом. Таким образом, с 1861 года начинается промышленная разработка Баскунчакского озера. Баскунчакская соль по Волге и примыкающим к ней железным дорогам, распространяется в многочисленные губернии центральной России и Украины, в Прибалтийской губернии и земли войска Донского, на рыбные промыслы Астрахани и в район Северного Кавказа. В это время соль Баскунчака заполняет внутренние рынки России и выходит за пределы Российского государства.
Озеро делиться на 360 участков, которые сдаются в аренду промышленникам. Каждый участок имеет длину вглубь озера до 20 саженей, с обязательной добычей соли не менее 100 тысяч пудов соли в год. За аренду участков озера для разработок, промышленники платили казне особый акцизный сбор в размере 30 коп с пуда добытой соли. Промышленники ведут сами дело и торговлю солью. Торги на ломку и торговлю солью производились на основании 15 пункта Адмиралтейского Регламента. В соляной книге описывается обрядность, какою были обставлены эти торги:
«… О торгах объявлялось по Астрахани и другим городам России с барабанным боем. Торг с переторжкою производился трижды, в течение трех дней, на одной неделе. В третий день торга зажигали сальную свечу и объявляли подрядчикам: ежели кто одумается или кто явится, последний срок горение свечи. Когда свеча сгорала, торг кончался…»

В разные годы на озере арендовали участки следующие промышленники:
Леонозов - до 170 участков;
Братья Сапожниковы - до 100 участков;
Братья Типковы - до 40 участков;
Братья Федоровы - до 20 участков;
Братья Степаненковы - до 15 участков;
Шаров - 40 участков;
Жигалкин - 10 участков;
Лапшов - 15 участков;
Коламейцев - 10 участков;
Афанасьев - 15 участков;
Лошкарев - 15 участков;
Шишкин - до 70 участков;
Братья Серебряковы - до 60 участков.

В большинстве своем солепромышленники имели также рыбные топи на Волге, сами они в Баскунчаке не проживали, а делом их правили доверенные. На разработках и перевозке соли работали в основном крестьяни-переселенцы из Пензенской, Самарской и Воронежской губерний. Они поселялись по побережью реки Ахтубы, где застраивались села: Владимировка, Сокрутовка, Батаевка, Пироговка, Золотуха, Николаевка, Успенка и др. Наряду с работами по ломке и перевозки соли они занимались земледелием и разведением рабочего скота (верблюдов, лошадей, волов).
Во всех прописанных к озеру сёлах было 26685 душ, из них в ломке и перевозке соли участвовало 13370 душ. Крестьяне имели: рабочих волов – 14406 пар, конных подвод – 218 шт., лошадей – 11460 голов, гулевого скота – 13387 голов.
В засушливые и неурожайные годы в степи, на озеро прикочевывали казахи, идя в кабалу солепромышленникам. Длительность рабочего дня на промыслах составляла 12-14 часов. Широко применялся детский и женский труд за половинную оплату.

В лучшие предреволюционные годы добыча соли за сезон составляла около 600 тысяч тонн. На ломке и вывозе соли из озера, работали более 5000 рабочих и около 5000 верблюдов. Разрабатываются северные, западные и южные участки озера. Вследствие сильной заболоченности восточного побережья соль на нем не ломали. Для вывоза соли на берег и складирования в бугры, от берега вглубь озера устраиваются мосты на деревянных сваях. По берегу озера сооружается соль в бугры, для предохранения берега озера от разрушения волнами рапы, во время нагонных ветров, он был отмощен булыжниками.
Берег озера от Северной, через Среднюю до Южной сторожевых будок, делится на шесть районов. Соледобыватели делятся на две группы: крупные промышленники, которые наряду с добычей занимались перевозкой и отгрузкой соли, и крестьяне. Крестьяне ведут дело небольшое, притом исключительно на озере, где и продают соль торговцам.

По роду выполняемых работ производственные рабочие разделяются на следующие категории:
ломщики – выламывали и ломали соль пешнями, промывали ее в рапе и собирали в кучи;
фурщики – подвозили соль верблюдами в калымажках к берегу, обычно подростки, женщины;
ссыпщики – ссыпали соль в бугры, планировали их для придания установленной формы;
грузчики – затаривали соль в мешки или грузили соль в вагоны.

Для разработки назначенного участка составляются особые артели, в которые обычно входит восемь ломщиков, два фурщика с двумя верблюдами. Ссыпщики входят в артель по расчету один на 30 калымажек (каждая 30 пудов вместимости) во главе с опытным артельщиком.
Процесс ломки соли производится в следующей последовательности: одни ломают соль пешнями или ломами, другие выбрасывают её на пласт и третьи чекмарят (дробят деревянными молотками до фракций ореха). Когда артель подготовит 1500-2000 пудов соли, тогда ее (раздробленную) вновь сбрасывают в выработку и общими силами приступают к промывке. Для этого все становятся в один ряд, на некотором расстоянии друг от друга и лопатами в рапе перегоняют соль первый ко второму, второй к третьему, и т.д. Когда же она дойдет до последнего (обычно восьмого) промывка считается оконченной. Из отдельных небольших куч добытой соли составляется одна в 5-6 тысяч пудов, которая обыкновенно складируется на деревянном помосте, называемом точком. Если соль предполагается вывести в тот же год, то точёк делается из четырех бревен, положенных на пласт близ места выработки. Бревна застилаются досками, на которых делается пирамидальная куча. Если же соль должна пролежать на озере зиму и весну, то точёк устраивается основательный, из нескольких бревен на высоту одного аршина, чтобы соль не размывало рапой.

Добытая соль, после вылеживания в буграх на берегу озера, затаривалась в мешки и гужевым транспортом, по солевозным трактам, перевозилась в Саратов, на Северный Кавказ и земли войска донского, но основная масса соли перевозилась на Волгу.
Для перегрузки соли с гужевого транспорта на волжские суда на левом берегу р. Ахтубы (рядом с действующим сейчас консервным заводом) была устроена пристань Мамай.Погруженные солью на пристани Мамай речные суда: расшивы, бусы, насады, по реке Ахтуба и ее притокам Мурня и Владимировка выходили на Волгу и далее вверх и вниз по реке шли в районы потребления. Одни суда шли самоходом – ветром или веслами, другие тянула бечевою ватага бурлаков, с натугой, покриком, с истошной глухой песней, всей силой налегая на лямки.

В 1867 году в трех километрах юго-западнее слободы Владимировка, на левом берегу Волги в затоне, куда впадает река Ахтуба и ее притоки Мурня и Владимировка, была установлена пристань Владимирская.

На базе этой пристани в 1887 году возник рабочий поселок Болящий, называвшийся так, ввиду частой и жесткой болезни эпидемии малярии, затем этот поселок был переименован в Шумиловку, а с 1910 года стал называться Петропавловкой, в честь церкви «Петра и Павла».Из озера соль вывозится до пристани Мамай и Владимировской пристани по солевозному тракту, для корма скота к которому было прирезано выпасных угодий от 3 до 8 верст по сторонам и к озеру около 56 десятин. На солевозном тракте были устроены уметы – с почтовыми станциями. На прислугу уметов возлагался ремонт колодцев и мостов, охрана сломавшихся транспортов и уход за больным скотом.

В перевозке участвовало от 10 до 14 тысяч фур. По всей степи от озера до пристани Мамай двигались груженые и порожние обозы, вздымая облака пыли. Летом транспорты с солью, пришедшие с озера через пересохшее русло реки Ахтуба выходили на земляную дамбу Владимировской пристани к солемолкам.
С открытием пристани Владимировка на Волге, все же возникла необходимость иметь на реке Ахтубе одновременно вторую соляную пристань Мамай, рядом с пристанью на Волге, так как во время паводка соль в баржи грузилась с обеих пристаней.
Во время весеннего паводка, когда русло р. Ахтубы заполнялось водой, через реку устраивался временный деревянный свайный мост, по которому фуры с солью выезжали на земляную дамбу. И так повторялось ежегодно, так как весенним паводком временный мост разрушался.

На пристань поступало в день до 2700 и более фур, так 28 июня 1879 года на пристань пришло 2708 фур. Между тем пристань весной кругом заливалась водой и со степью сообщалась лишь узкой дамбой по займищу на протяжении двух с половиной верст. По дамбе транспорты с солью или порожние могли следовать только в два ряда (в три ряда с большим трудом), при этом малейший беспорядок – поломка фуры или встреча нагруженного транспорта с порожним на одной колее, - останавливали всякое движение по дамбе на целые сутки. При таких условиях весьма часто случалось, что за невозможностью выйти в степь, быки оставались без всякого корма на сутки и более.

В 1884 году казной было произведено укрепление берега Владимировской пристани. Вдоль берега около двух километров была возведена земляная насыпь, которая от подошвы берега была вымощена бутовым камнем и по которой фуры, загруженные солью по мосткам, въезжали на баржи и сыпали соль в трюмы барж.
В целях получения большей выгоды от продажи соли, крупные солепромышленники Леонозов, Шаров, Кукуев, братья Типковы, братья Сапожниковы, братья Федоровы, Коломейцевы и другие начинают производить размол соли. Первые мельницы были с ручным приводом и малой производительности.

К 90-м годам солемолки оснащаются каменными жерновами и приводом от паровых двигателей. Производительность несколько возрастает. Однако погрузка соли в баржи производиться вручную с помощью тачек. На каждой из солемолок работало до двадцати кателей, производивших погрузку барж тачками.
На солемолках работы по приему соли и погрузки ее в баржи производились специальными артелями. По характеру работ рабочие разделялись на следующие категории:
грузчики первой руки – выгружали соль и развозили ее тачками по барже для равномерной загрузки судна;
грузчики второй руки – разравнивали соль в трюме баржи и выполняли другие вспомогательные работы.

Средний поденный заработок рабочих солемолок составлял:
‒ до полевых работ – мужчины 1 руб 50 коп, женщины 50 коп;
‒ летом – мужчины 1 руб 50 коп, женщины 75 коп;
‒ осенью – мужчины 1 руб., женщины 50 коп.

Еще в большую кабалу попадали переселенцы, прибывшие для работы на промыслах.
За выделенные земли для сельскохозяйственных работ и разведение скота, казной было установлено твердое задание наломать и вывезьти определенное количество соли на каждый населенный пункт, закрепленный за озером. Это задание было не только обременительным, но и часто невыполнимым. И тогда плати штраф. В еще худшем положении оказывались работные люди и чумаки, прибывшие на озеро на сезон. Они не имели никаких средств к существованию, кроме рабочих рук и вынуждены были соглашаться на любые условия.

В Горном журнале, выпуск XI С.Петербург 1827 г., так описываются условия труда и быта на Баскунчакских промыслах: «…В летние жары ломщики работают полунагими. Для предосторожности от разъедания рапой ран, имеют на ногах длинные кожаные сапоги (по-тамошнему бахилы) без подошв и надевают сверх того лапти, а чтобы лапти от шероховатого дна не скоро пронашивались, подвязывают еще к подошвам деревянные колодки…». Но поскольку такая одежда стоила дорого, и работать в ней было неудобно, рабочие вынуждены были работать полунагими.
«…Для сохранения здоровья, по выходе из озера рабочие обливаются пресной (в большинстве соленоватой) водой, которую берут из колодцев и небольших запрудов, здесь они обмывают и ноги верблюдов…»
«…Ломщики, проживая в землянках, вырытых от берега озера в 4 и 8 саженей, претерпевают от того большие невзгоды. Самые болезни случаются по большей части в ногах и болезнь цинготная…»

В 1876 году на промысле построена больница барачного типа. Горный инженер Брусницкий Б.Н, пишет: «…Для пользования больных ломщиков и другого звания людей, приходящих к озеру, устроена при оном больница на 12 коек и находится в ней штаб-лекарь, но большинство, «по предрассудку» и большой отдаленности районов разработок от местонахождения больницы, сами лечатся, не прибегая к сему «благодетельному» учреждению, залепливая раны воском, варом или присыпая сухим подорожником, или прикладывая к ранам заячье сало, а по возвращению в домы свои (села) освобождаются от ран банями и купаниями в холодной воде».
Вследствие продолжительной и суровой снежной зимы 1879 года кочевники (казахи, калмыки) Астраханской губернии и букеевской орды сильно пострадали: погиб скот, свирепствует голодный тиф. На озеро устремилась масса голодных людей, готовых за горсть муки пойти на самые тяжелые работы. Нужно было быть страшному экономическому бедствию, чтобы кочевники решились тронуться к озеру под команду приказчиков. На озеро устремились целые обездоленные роды, потерявшие и без того непрочную основу хозяйства – скот.
Вот что говорил голодный казах в одной из поэм Павла Васильева:
Тут соль
И острый русский
Сапог,
А возле Денгиза̽
Джут, джут̽
И скот
Подыхать от голода
Лег.
До смерти остались
Одни вершки –
Мы жить хотим
И ползем.
Дохлых коней кишки
И пальцы свои грызем!​
Денгиз – населенный пункт Гурьевской области.
Джут – с казахского означает, бедствие, вызванное суровой зимой или засухой.

В горном журнале за 1890 год помещена статья инженера В.М.Гаркема об условиях труба на Баскунчакских промыслах.
«…Условия залегания соли на Баскунчаке таковы, что труд рабочего еще более тяжел, чем на мелких озерах. Глубина выработок, заполненных до краев рапой, доходит до двух аршин, рабочие производят в них ломку соли. При сильной жаре, доходящей до 40 градусов и более, ослепительной белизне поверхности озера и разъедающих тело свойств рапы, такая работа может соперничать с самыми трудными условиями, какие вообще существуют на промыслах. От долгого пребывания в рапе ноги покрываются ранами. Страшно смотреть на эти отупелые, изнуренные лица рабочих, почти бессознательно, в смертельной истоме действующих пудовыми ломами и эти, ужасные ноги покрытые десятками гноящихся язв…»

А вот зарисовка одного из астраханских журналистов, напечатанная в «Астраханском листке» за 1891 год: «Сентябрьское утро. В воздухе заметно тянет холодком. Закинув на плечи лопаты, ломы, медленной, ленивой, какой-то арестантовой походкой движутся группами по тропинкам к озеру, оборванные, голодные киргизы. Не хочется идти в холодную, едкую рапу, становится голыми подошвами на колючие кристаллы соли.… Невольно обращаю внимание на ноги одного из полудикарей (для буржуазного журналиста эти люди представлялись чем-то вроде рабочего скота). Он еле волочит ноги. До самого колена на ноге какие-то белые заплаты различных величин, от серебряного пятиалтынного до полтинника. Все это язвы и раны. Показывая мне свои ужасные ноги, киргиз, видимо, привычным движением двух пальцев выдавил содержимое раны».
-Как же ты будешь работать? – спрашиваю – Ведь больно?
-Намо, больно. Работать надо – ашать надо. Не работаем – не ашаем (не кушаем).

О тяжелых условиях труда рабочих солепромысла говорится и в работах краеведа Круковской С.А. за 1902 год.
«…Работа на соляных промыслах – настоящая каторга. Рабочим постоянно приходится стоять по пояс и выше в соленой рапе. Соль разъедает тело, и на нем появляются трещины и ссадины. Иной рабочий стоит весь, как обожженный, а в свежие раны опять забивается соль. К этому присоединяется еще ослепительно белый цвет новосадочной соли, покрывающий все кругом вокруг ломщиков. Смотреть на него, особенно на солнце, почти невозможно без темных очков, которых в ту пору, конечно, у ломщиков не было, что вызывало, в дополнение к кожным заболеваниям, заболевания глаз.
Летом, здесь стоят невыносимые знойные дни, вокруг ничего нет, где можно было бы хоть на короткое время укрыться в тени и утолить жажду. Часто дует сильный ветер. Но он раскален зноем пустыни, обжигающе действует на человека. Ломщиков мучает жажда, но пригодной для питья воды нет. Воду подвозят из степного лимана Долбан или из урочища Кордон в бочках, отчего она всегда была теплой и неприятной на вкус и просто испорченной, но и ее не хватало. Все это делало работу по добыче соли крайне тяжелой, одной из самых трудных, какие только существуют в природе».

И далее, один из медицинских работников конца XVIII века И.Герман, так описывает труд рабочих ломщиков соляных промыслов Баскунчака: «… Ломщики подвержены особенным болезням, происходящим от остроты соляного щелока (рапы), от недостатка в свежей воде и хорошей пищи, а особенно от нездорового воздуха на озере» (как впоследствии установлено над поверхностью озера создается особый микроклимат, в воздухе присутствуют большие количества сероводорода, натриевого брома и хлора, мельчайших частиц новосадки хлористого натрия). «В июле и августе щелок бывает так остер, что проедает тело ломщиков и особенно на ногах образуются глубокие раны. Несмотря на сие, многие ходят на озере полунагие, из-за дороговизны специальной одежды. Ни один работник не может избежать сих, скорбутные раны они замазывают воском или залепливают варом. Сие не производит никакой целительной силы, но вар препятствует проникновению рапы. Если раны бывают очень велики и становится невозможно работать, они возвращаются в свой дом, где ошпариваются в горячих банях, а затем поливаются свежей холодной водой. После облегчения они вновь возвращаются на озеро, вновь лезут в едкий соляной щелок…»

В горном журнале за 1881 год приводятся данные об оказании помощи постоянным рабочим озера: «…из общего числа постоянных рабочих озера в 2500 человек и пристани 500 человек было оказана медицинская помощь в открытом в 1876 году барачной больнице при озере, только 924 больным. Это только третья часть от числа рабочих, а ранами от разъедания солью страдали все без исключения рабочие…»
Медицинское обслуживание и лечение стоило дорого, а потому не все рабочие имели возможность обращаться к врачу. На промысле не было почти ни одного рабочего, который не перенес то или иное заболевание. Об этом говорит выписка из больничной книги, где сказано: «… В 1879 году из трех тысяч постоянных рабочих каждый перенес то или иное заболевание…»

В начале XIX столетия, когда последовало опустошительное нашествие холеры в Россию, вспыхнуло несколько бунтов на соляных промыслах. Смерть там косила людей без счету. Министерство внутренних дел в целях борьбы с эпидемией выпустило «Краткое наставление к распознанию холеры, предохранение от оной и средства при ее лечении». В этом документе, в частности говорилось: не предаваться гневу, страху, утомлению и беспокойству духа». Также запрещалось пить воду нечистую, пиво и квас молодой, запрещалось жить в тесных нечистых жилищах.

Эти запреты были пустым звуком, так как ни казна, ни солепромышленники ничего не делали, чтобы улучшить быт соледобытчиков. Карантин, введенный властями на озеро, усугубил положение рабочих – не хватало продовольствия, воды. Доведенные до отчаяния, ломщики пытались разгромить на озере соляную контору. Узнав об этом, губернские власти решили испытать «пастырское внушение». Из Астрахани в Баскунчак приехал архиерей. Он стал уговаривать мятежников разойтись. Из толпы раздались недовольные, угрожающие крики:
-Не разойдемся! Холеру эту придумали господа, они нас отравляют! Почему из господ никто не умирает, а простой народ мрет сотнями?
-Холера ниспослана от господа бога, в наказание за грехи наши…- начал было неуверенно архиерей, но откровенно агрессивные намерения ломщиков присекли его «красноречие». Кучер ударил по лошадям, и карета укатила в сторону Владимировки. Крест уступил место мечу. Воинская команда, прибывшая на озеро, утихомирила «смутьянов».

При крайне тяжелых условиях труда и быта артельщикам платили мизерное жалование. За добычу 1000 пудов соли плата колебалась от 8 руб 50 копеек до 14 руб. При этом весной и осенью, в связи с окончанием полевых работ, плата снижалась примерно на 30%, а подросткам и женщинам была половинная оплата.
На промыслах процветала система штрафов и обсчетов. Так в расчетной книжке солепромышленников братьев Типковых читаем: «за поломку рабочего инвентаря: лопаты, чекмаря и т.д. штраф полтора рубля», сумма, которую может заработать рабочий за два дня, а «за более серьезные нарушения: пререкание с артельщиком непослушание и т.п. – увольнение без расчета…»
К тому же, пользуясь неграмотностью, бесстыдно обсчитывали рабочих в лавках за приобретенные товары.

За сезон рабочий мог заработать не более 90 руб, из которых удерживалась плата за проезд на промысел и обратно, что составляло около 20 рубл, удержание за питание 24 руб, остаток 46 руб, он мог сохранить при крайней бережливости и полуголодном состоянии.
Не лучшим было положение перевозчиков соли – чулмаков. За один рейс от озера до Владимировской пристани, который нередко составлял 3-4 суток, выплачивалось 2 руб 50 коп. Не выше была оплата за перевозку соли по отдаленным трактам. Так, за доставленную в Камышин соль платили по 4 коп с пуда, а в Саратов – по 7 коп. Однако и эти, таким тяжелым трудом заработанные деньги не выдавали сполна. Чиновники без зазрения совести обвешивали и общитывали чумаков. А когда они пытались жаловаться на «лихоимства, грабительства и нападки», то велено было после прочтения царского Указа высечь чумаков плетьми на площади под барабанный бой. Таким было положение сезонных рабочих, прибывавших на соленое озеро.

По рассказам сторожила солепромыслов Гужвина А.И.
«По разбитой степной дороге идет группа людей в заплатанных рубахах и лаптях, с котомками на плечах. На окраине Владимировки они подошли к хате и попросили воды.
-Откуда и куда путь держите, странники? - спросил хозяин хаты.
- Мы не странники,- ответил пожилой мужчина - мы крестьяне села Заречного Воронежской губернии. Тяжела жизнь стала в наших краях, который год неурожайный, вот и порешили пойти на заработки на соленое озеро, Баскунчак прозывается. Семью то кормить надо – тяжело вздохнул он, и утер рубахой пот с лица.
- Да…многозначительно заметил хозяин хаты, и спросил, указывая на исхудавшую собачонку, что же вы сторожа прихватили?
- То моя, ответил молодой путник, увязалась, да и то думаю, мясо говорят там дешевое, косточка, почитай найдется дворняжке.
-Да.… Вновь промолвил собеседник
-Нам пора, заторопился старшой, а то ведь путь дальний.

Прошло лето, глубокой осенью, тяжелой походкой, усталой, возвращались с промыслов крестьяне села Заречного. Когда подошли к Владимировке изнуренные путники решили отдохнуть, и присели на завалинке крайней хаты. Хозяин сразу узнал подходившего молодого путника, тяжело прихрамывающего на левую ногу.
- Мир дому вашему, - приветствовал хозяина старший артели.
-Благодарствуем – ответил хозяин хаты. Как люди добрые, поработали, как заработки летошний год на соленом озере? - спросил он.
-Не спрашивай, дорогой человек…Видно кругом русскому мужику несладко, кругом пот да хлыст надсмотрщика, ответил старший, - не работа, а ад!- продолжал он. Ямы где соль ломают, считай два аршина глубины. Соль что нож режет ноги, рапа шкуру рвет, а солнце палит как огнем, аж нык волдыри вскакивают. Воду для питья привозят из Лимана вместе с лягушками и разной тварью. На солнце она нагревается, попьешь, мутит и кровяной понос пробивает. Весь день горишь в огне, от натуги жилы рвешь, а станешь расчет брать, по полтине в день приходится.
-У хозяина значит лавка, где продукты: ну там хлеб, чай, мука, пшено, сахар, иногда и мясца возьмёшь, чай на хлебе да на айране не выдюжишь, - вступил в разговор напарник.
-А расчет один обман, такое лихоимство, что и уму непостижимо – вставил пожилой крестьянин.
- Я, говорит парень, гляжу, он на счетах так считает, что долгу остаешься. Да на них, приказчиках, креста нет что ли?
-Вот я гляжу, кладет на счеты…
- Хлеб 10 фунтов брал?
-Брал, отвечаю.
- Положим что брал и двинул костяшки.
- Осьмушку чая брал?
- Верно, брал, - отвечаю.
Он опять задвигал костяшками.
- Сахар брал?
- Нет, говорю не брал.
Приказчик приговаривает, так положим что не брал, а сам костяшки задвигал
-Я и говорю ему, я же сахар не брал, ты что костяшки кладешь?
Он как зыркнет, да как заорет:
- Ты что счет путаешь, что мешаешь, я тебе прочищу зенки.
-А штрафы, - вновь вступает в разговор артельщик. На каждом шагу штраф. Сломался держак пешний - штраф, согнулся лом или лопата - сново штраф, вот только за пот штраф не берут. Надсмотрщики обращаются с людьми как со скотом. Того и гляди плетью угостит.
-Заработаешь здесь - вступает в разговор пожилой крестьянин.
-Кое-как с долгами рассчитались, да еще и за дорогу заплатить надо, а семье гроши принесем. Вот и весь заработок.
-Тяжела жизнь на Руси, - завершил разговор артельщик. И нет управы ни на помещиков, ни на соляных богатеев.
-Все утешение, что помолишься богу, душу отведешь.
 

Ramzay

Координатор форума
Рабочие соляных промыслов, позже фабрично-заводские рабочие, научились понимать свои общеклассовые интересы. Непомерно тяжелая и беспросветная, мрачная жизнь на соляных промыслах воспитывала в людях бессмысленную жестокость, которая проявлялась даже по отношению к своим товарищам. Эту жестокость поддерживали и развивали владельцы соляных промыслов. Бывали случаи, когда рабочие соляных промыслов, не понимавшие еще огромного значения для себя пролетарской солидарности, не воспитавшие еще в себе чувства товарищества, зло шутили и зверски издевались над новичками. А.М.Горький в рассказе «На соли» ярко описал один из характерных случаев зверского отношения рабочих соляных промыслов к только что прибывшему на промысел рабочему. Они подсунули новичку тачку, она сорвала ему кожу с его ладоней. Это вызвало вместо сочувствия крики, хохот и свист у остальных рабочих. При этом А.М. Горький убедительно показывает, что причинами варварского отношения рабочих соляной мельницы к своему новому собрату явились нечеловеческие условия их жизни на промыслах. Он показывает постепенное проявление проблесков товарищеского сознания и у наиболее отсталого отряда рабочих российского пролетариата.
Пострадавший от злых шуток внушает рабочим мысль о человеческом достоинстве, о солидарности, о необходимости заботиться друг о друге. Рабочие на первых порах еще не совсем ясно представляют себе то, о чем он говорит, но в них постепенно просыпается что-то новое. «Мы, брат, понимаем, что обидели тебя, - отвечает один из них, - но только разве это верно, коль рассудить правильно». Совсем, брат неверно. Потому главная причина – жизнь! Какая наша жизнь! Каторжная! Тачка – 16 пудов, рапа ноги рвет, солнце палит тебя, как огнем, целый день, а день – полтина! Али этого мало, чтобы озвереть? Облик человеческий утратишь, зверюга, да и шабаш! Говоришь ты там разное, ну-к что не? Оно, конечно, это там ловко все…правильно надо быть…только не к разу. Ты не обижайся…шутки ведь…все-таки у нас сердце».

В этих нескладных словах – смутное сознание своей неправоты, и правды слов обиженного. «Темные, зарабатывавшие гроши, полунищие рабочие соляного промысла в итоге собрали медяки, чтобы как-то утешить ими же зло обиженного и выведенного из строя товарища». В муках, но постепенно и у них просыпалось пролетарское чувство товарищества. Борьба рабочих против своих эксплуататоров выражалась на первых порах в поломке хозяйских орудий, в отказе отдельных рабочих и групп от продолжения работы и уходе с промыслов.

Так, 29 июня 1882 года в самый сезон работы, газета «Астраханский листок №162» сообщала о бегстве рабочих с Баскунчакского соляного промысла партиями 160-250 человек. На место бросивших работу и ушедших с промыслов рабочих солепромышленники обычно нанимали других рабочих, и все начиналось сначала.

С 90-х годов прошлого века рабочие начинают сговариваться между собой для совместной борьбы против своих эксплуататоров, начинают прибегать к стачкам. Например, в 1884 году рабочие, занятие на промыслах капиталиста Леонозова по добыче соли, в количестве 40 человек сговорились между собой: всем сразу бросить работу и потребовать от хозяина промысла увеличения оплаты труда. Стачка увенчалась успехом. Леонозов был вынужден выплатить 18 тысяч рублей.
О забастовке ломщиков 28 июня 1907 года сообщала газета «Астраханский листок»: «…ломщики соли после двухнедельной забастовки, добились повышения заработной платы на 11 %...»
Так шли годы, одни солепромышленники меняли других, на изнурительном труде и зверской эксплуатации богатела, жирела буржуазия, а работный люд, как в безрассветном тумане влачил полуголодную, нищенскую жизнь.

В пореформенный период в России быстро начинают развиваться капиталистические отношения. Необходимой технической предпосылкой для широкого развития капиталистических отношений является развитие путей сообщения. Особенно велико значение железных дорог, пароходства, шоссейных дорог для страны с обширной территорией. Именно такой страной была Россия.

Огромное значение для добычи соли и ее перевозки из озера Баскунчак имела постройка железной дороги от озера до Владимирской пристани, которая введена в эксплуатацию 17 августа 1882 года. Полотно железной дороги пролегало по берегу озера в две ветки и охватывало 177 центральных участков.
В связи с этим Владимирская пристань приобретает большое значение в развитии соляной промышленности Баскунчака, как пункта отправления в разные концы страны по волжскому пути, и становится транзитным грузопассажирским портом.
Однако по построенной дороге вывозилась далеко не вся соль с озера, в связи с отсутствием удобных приспособлений для доставки и выгрузки соли, так как железная дорога довольно далеко состояла от многих участков. В связи с этим значительная часть соли (до 5 миллионов пудов), должна была перевозиться на воловых фурах. И долго еще можно было наблюдать, как параллельно железнодорожному пути двигался гужевой транспорт с солью на Владимирскую пристань.

При устройстве железной дороги озера – Владимирская пристань на Волге, ставились цели:
-возможность погрузки соли в баржи при различных горизонтах воды на Волге;
-устройство приспособлений для перегрузки соли из вагонов в баржи;
-вывоз соли на озера без животных.

К сожалению, ни одна из поставленных задач решена не была, и теперь работа по погрузке соли в вагоны на Баскунчаке и погрузке соли в баржи, стали самыми тяжелыми на промыслах.
В связи с постройкой железнодорожной станции на Средней будке быстро застраивается центральный поселок промыслов, который именуется поселок Нижний Баскунчак. В поселке существовали следующие строения: церковь и дом для священника, дом для строителя (представителя горного ведомства), дом для конторы, две казармы для стражи и казаков, дом для начальника казачьей команды, кладовая, больница на 12 коек с квартирой штаб-лекаря, русская православная церковь на 300 прихожан, магометанская мечеть на 250 верующих, трактир и два питейных заведения.

После постройки железной дороги вагоны с солью на Владимировскую пристань через реку Ахтубу переправляются по временному свайному мосту, сооружаемому каждый год после паводка.

В связи с вводом в эксплуатацию железной дороги Управляющий Государственным имуществом Астраханской губернии Осипов предложил объявить конкурс на машину для перегрузки соли в вагоны и перегрузки ее в баржи. Правительство средств на это не отпустило.
Со времени отмены крепостного права до 1905 года в технике добычи на озере Баскунчак не произошло каких-либо существенных изменений по сравнению с тем, что была в эпоху крепостничества, хотя добыча ее непрерывно росла. Солепромышленникам невыгодно было затрачивать капитал на машины при наличии дешевой рабочей силы. Основными орудиями производства, как и прежде, были: пешни, ломы, чекмари, лопаты. Никаких машин и механизмов, облегчающих каторжный труд ломщиков не было. Имея в избытке дешевую рабочую силу, промышленники и не заботились о механизации процессов добычи, погрузки соли в вагоны и перегрузки ее на солевозные волжские суда.
Поэтому только девять солепромышленников изъявили желание внести пожертвование на проведение конкурса. Было собрано всего 1562 рубля 86 копеек. На конкурс поступило несколько предложений.

Горный инженер Н.П.Глушков предложил механизировать перевозку соли в железнодорожные вагоны. По проекту Н.П.Глушкова на озере сооружается специальная платформа для погрузки вагонов солью, которая железнодорожным путем нормальной колеи соединяется со станционными путями на станции Н.Баскунчак.
На разрабатываемом участке, на озере укладывается путь узкой колеи, соединенный с платформой. Погруженные солью вагонетки верблюдом подвозятся на платформу и выгружаются в подданные под платформу вагоны. На конкурс он же предложил и специальный прибор для разработки гранатки.
Прибор состоял из стального сверла, тарелки, ворота и штанги. Разработка гранатки прибором автора производилась следующим образом: на месте, где взломан верхний слой соли (чугунка) ставится партия рабочих с инструментами, которые вращают их в сторону завинчивания штанги. При вращении сверло врезается в гранатку, которая по лезвиям (винту) поднимается вверх и наполняет тарелку. После 4-5 оборотов сверла тарелка наполняется доверху. После этого рабочий поднимает прибор и, ударяя о пласт, сбрасывает соль. Затем процесс повторяется. По мере углубления штанга наращивается, что позволяет производить добычу до глубины полутора – двух саженей. За рабочий день один рабочий этим прибором мог добыть до 25-30 пудов соли.

Французский инженер Паубер предложил взамен бурлацкой тяги барж применить коноводные речные суда. Идея состояла в том, что якорь завозится по ходу баржи, а канат воротом на барже натягивается лошадьми.
Много лет ходило изобретение Паубера по канцеляриям Российского правительства, а бурлаки продолжали тянуть лямку. Так и не было принято изобретение французского инженера.

В 1882 году инженер солепромыслов В.И. Кудрявцев изобрел станок, который посредством пара производит ломку соли, промывку ее в рапе и ссыпку в тачёк.
При дальнейшем усовершенствовании станка самые трудные и вредные для здоровья рабочих процессы могли быть полностью механизированы. Но поскольку это не обеспечивало капиталистам быстрого и ощутимого увеличения прибыли, они не проявили никакого интереса изобретенному инженером В.И.Кудрявцевым станку.

Горный инженер Б.Н.Брусницкий так описывает строительство и испытание станка В.И.Кудрявцева:
«…К сожалению, Россия не страна изобретений, у нас идет в дело только то, что получило заграничную санкцию».
В качестве человека служащего, В.И.Кудрявцев не имел ничего, кроме желания облегчить каторжный труд на промыслах. Нужно дивиться тому, с какой настойчивостью он отнимал от себя последние крохи с тем, чтобы вложить их в свою машину. Долгие годы труда над делом, которые при известном к нему отношении общества было сомнительным, не ослабляли его энергии.
Они постепенно, по частям устраивал станок. Когда машина была построена и пушена в ход, то успеха она не имела. Иного, впрочем, нельзя было и ожидать. Не имея денег, В.И. Кудрявцев строил ее на гроши, причем волей-неволей должен был на первый план ставить дешевизну. Деревянные шкивы, веревочные передачи, старый залатанный котел, слабая машина. Простое железо там, где была необходима сталь – вот характерные особенности этого станка. Добавьте к этому отсутствие денег, необходимых на производство дорогих опытов, на наем рабочих и прочее.
Правда, Министерство Государственных Имуществ в виде поощрения разрешило Кудрявцеву добыть без оплаты попудного налога полмиллиона пудов соли, что составляет, переводя на деньги, 5 тысяч рублей. Кудрявцев мог бы получить их только путем продажи добытой соли, на что у него не было никаких средств. Само собой разумеется, что это пособие оказалось пустым звуком, который не мог принести Кудрявцеву никакой пользы…»
На конкурс поступили и другие предложения, но промышленники на торг не явились, а государство, тем более, не стало этим заниматься.

И так еще многие годы можно было наблюдать, как изнуренные тяжелым трудом расходились по своим землянкам рабочие озера, чтобы назавтра снова лезть в выработку и долбить пудовой пешней свинцовый соляной пласт, как из озера на берег ленивой походкой двигались верблюды, с тяжело нагруженными фурами.
 

Ramzay

Координатор форума
В 1891 году на солепромысел прибывает врач, выпускник медицинского факультета Казанского Университета, Ипполит Александрович Деминский. Он обслуживает солепромысел и солемолки Владимировской пристани в сезон навигации.

Ознакомившись с условиями труда и быта рабочих, состоянием небольшой больницы, размещенной в бараке, пришедшей в такую ветхость, что в палатах (их было две) буквально гулял ветер, засыпая летом пылью, а зимой продуваемые насквозь, он сделал сообщение в Горное Управление о положении дел с медицинским обслуживанием на промыслах.
«…При существующих условиях район действия больницы промыслов простирается с одной стороны на 8, а с другой на 15 верст. При малом числе кроватей класть больных совершенно не представляется возможным. Поэтому больным с острым расстройством желудка, нарывами, лихорадкой и т.п., которые нуждаются в ежедневной помощи, приходится туда и обратно проходить пешком до 30 верст в день – расстояние, которое трудно пройти и здоровому человеку в особенности в жаркое время.
На крайнюю недостаточность медицинского обслуживания точно указал 1891 год. Эпидемия цинги, появившаяся весной данного года, тянулась очень долго и дала большую смертность именно благодаря почти полному отсутствию средств оказания помощи больным. Появившиеся вслед затем эпидемии холеры и чумы, унесли еще сотни жизней. Вследствие такого положения дел я, по распоряжению начальства, собрал соледобывателей и их доверенных для обсуждения мер организации постоянного медицинского обслуживания рабочих на промыслах…»

Для обеспечения постоянного медицинского обслуживания на промыслах И.А.Деминский предлагал в каждом районе озера открыть фельдшерские пункты на 2-3 койки для тяжелобольных, в центральном поселке построить больницу на 50 коек с приемным покоем, инфекционным отделением и аптекой, пригласить на работу необходимое количество медицинского персонала. Для осуществления своего проекта он предлагал, чтобы каждый солепромышленник внес по 1/100 копейки с пуда добытой соли.
Далее в докладной сказано: «…солепромышленник Типков посчитав, что ему в год нужно вносить 80 рублей, возмутился и сказал: о чем мы толкуем. В степи голодающих немало, придут новые. Это же грабеж, 80 рублей! Нет, это невыгодно».
«… некоторые заявили, что согласия трудно добиться вследствие невыгодности дела. Постановили: отклонить меру, предложенную в докладе врача Деминского о постоянной медицинской помощи рабочим, за невыгодностью».

Выходец из бедной мещанской семьи, хорошо понимавший нужды простого народа, и убедившись, как простой народ нуждается в медицинской помощи, он организовал сбор пожертвований на строительство больницы, сам лично ежемесячно вносил взнос в этот благотворительный фонд, отрывая от своего небольшого жалования. Он неоднократно обращался к Астраханскому губернатору о выделении средств.
Наконец в 1895 году на солепромысле была построена больница на 50 мест. И.А.Деминский организует широкую пропаганду санитарных правил в жилищах, он добивается у солепромышленников выдачи рабочим озера шляп, предохраняющих голову от палящего солнца, организует контроль за качеством воды на промыслах, проводит большую лечебно-профилактическую работу.

Жизнь и деятельность этого человека многогранна и интересна, а потому мы подробнее остановимся на основных веках его трудового пути, научного подвига.
Я перелистываю пожелтевшие листы, написанные в разное время. Здесь и послужной список И.А.Деминского и страницы журнала «Известия общества санитарных врачей» с сообщениями о работе первого противочумного отряда Астраханской губернии и его научные работы « О паратифе», «О холере», и другие.
То, что когда-то надеялось, любило, страдало, стремилось - все это неузнанное потомками, похороненное навеки безымянное богатство, волновало меня страшно и будто бы обязывало к чему-то. Случайно сохранившиеся архивные документы позволили мне вырвать у всемогущего времени забытые вехи жизненного пути замечательного врача гуманиста, настоящего ученого, героя науки!

Ипполит Александрович Деминский родился в 1864 году в городе Новомиргороде, Херсонской области. В возрасте 14 лет потерял мать, а через год отца. Поддержку в это тяжелое для него время он нашел со стороны друга и товарища по гимназии Сергея Коржинского в будущем талантливого ботаника и академика.

В 1883 году И.А.Деминский поступает на медицинский факультет Казанского университета на казенный кошт, с обязательством прослужить 8 лет в астраханской губернии. После окончания университета в 1889 году он получает звание лекаря и направляется на работу на Тюленьи промыслы Каспийского моря. В 1891 году он переводится врачом на Баскунчакские соляные промыслы, где проработал около 16 лет. На Баскунчаке он построил оборудованную больницу с инфекционным отделением, лабораторией и аптекой. В лаборатории он производил анализы воды, воздуха, почвы, изучал свойства баскунчакских грязей и, найдя их по целебным свойствам не хуже Тинакских, впервые организовал грязелечение при больнице.

При больнице И.А.Денинский создал метеорологическую станцию. Его научные работы на ней высоко были оценены Академией наук, присвоившей ему почетное звание корреспондента Главной физической обсерватории. Для закрепления подвижных песков на Западном берегу озера, он привез из Астрахани и сам лично руководил посадками засухоустойчивых кустарников.
Но особенно известен И.А.Деминский своими работами по чуме. Он был на эпидемиях чумы в 1899, 1900 и 1905 гг. В неимоверных тяжелых условиях, преодолевая иной раз по 80-90 км по безводным сыпучим пескам, двигался отряд Деминского в чумных районах. Часто в юртах людей уже не было, были трупы и И.А.Деминский неоднократно под открытым небом, при любых погодных условиях, производил массовые вскрытия, вновь спеша к чумным больным для изоляции здоровых, для устройства осиротевших детей.

И.А.Деминский в Астраханском крае был выдающимся деятелем, работая в основном вдалеке от научных центров. В глухой Баскунчакской степи, он написал 15 научных работ. Так: «О чуме в Астраханской губернии за 10 лет», «О показаниях к лечению в Тинаках», «О паратифе», «О холере». В этой работе Деминский делает впервые в науке очень важное сообщение о перезимовке холерных вибрионов в ильменной воде, используемой для полива овощей. Не менее важным является сообщение о роли фруктов и овощей в распространении холеры.
В работах по теме им были сделаны два важных открытия: одно – о связи между чумными заболеваниями людей и эпизоотиями верблюдов, и второе о передаче чумной заразы от сусликов человеку.

И.А.Деминский, с созданным им первым противочумным отрядом в Астраханской губернии, участвовал во многих очагах чумы, спасая людей от черной смерти.
В начале 1900 года наблюдалась массовая вспышка чумы в степном селе Владимировка. Первой из жителей Владимировки шестого ноября заболела крестьянка Тетерятникова Екатерина. Тремя месяцами раньше на ближнем хуторе умер крестьянин Цимбалистов. Когда во Владимировке участились случаи заболевания чумой, врач Баскунчакских солепромыслов И.А.Деминский выехал в село и стал лично руководить лечением больных.
Из старожилов-добровольцев Ипполит Александрович организовал охрану дорог для изоляции Владимировки, больные надежно были отделены от здоровых, никто из родственников к ним не мог ходить, только врач и фельдшер. Дома заболевших подвергли дезинфекции, всем жителям деревни провели предохранительные прививки.
Число больных все возрастало, а сыворотки оставалось мало и Ипполит Александрович дает телеграмму руководителю лаборатории «Чумного форта» (в Кронштадт) Д.К.Заболотному с просьбой помочь ему. Даниил Кириллович не заставил себя долго ждать, и в декабре 1899 года уже был во Владимировке и привез спасительную сыворотку. Подъезжая к Владимировке, Д.К.Заболотный обратил внимание на то, что в стороне от дороги из снега торчала рука со скрюченными пальцами. Да, здесь чума настоящая, без подделок, подумал Даниил Кириллович. То была первая веха на скорбном пути «Черной смерти».

Ознакомившись с мерами предупреждения по распространению эпидемии и организацией лечения больных, Д.К.Заболотный одобрил действия И.А.Деминского. К этому времени во Владимировке заболело двадцать шесть человек, одиннадцать из них уже умерло. Чума была бубонная, так что сыворотка могла принести пользу.

Наибольшей заботой была окружена самая тяжелая больная Елена Мельникова. Заразилась она от мужа, погибшего несколько дней назад. Она находилась в почти безнадежном состоянии и все-таки Даниил Кириллович не сдавался. Боролись сразу за две жизни: не только за жизнь совсем молодой девятнадцатилетней женщины, но и за жизнь ребенка, которого вот уже пятый месяц она носила в себе. Даже в бреду, Лена вспоминала еще не родившегося долгожданного сына. Сорок, шестьдесят, семьдесят кубиков сыворотки.… А ее бьет лихорадка, неистово скачет пульс, она никого не узнает. Так проходит несколько дней на грани жизни и смерти.
Даниил Кириллович и Ипполит Александрович дежурят у постели Лены Мельниковой, непрерывно меняя холодные повязки на ее пылающем лбу. Ход болезни осложняется выкидышем. Лена потеряла ребенка, так и не увидев его, но сама она, кажется спасена. Тридцатого декабря температура снижается до тридцати восьми. Лена приходит в сознание.

В 1960 году нам удалось разыскать Елену Макаровну. Когда мы ее спросили, помнит ли она врача Ипполита Александровича Деминского? Она вскликнула: «Как же, как же, конечно помню!» Полит Ляксандрыч – спаситель мой!» и смахнула платком набежавшие слезы. «Ох, и мор был в ту пору во Владимировке! Много народу погибло тогда. Хоронили покойников в братской могиле, на кладбище и сейчас сохранился большой бугор – это и есть могила».

В 1906 году благодаря инициативе И.А.Деминского в Астрахани было основано санитарное общество. Деминский был также активным членом общества Астраханских врачей, его первым секретарем, а затем и председателем.
В 1907 году Деминским был основан медицинский журнал «Известия общества санитарных врачей», им же были изысканы и средства на издание этого печатного органа. Мечников дал очень высокую оценку этому журналу.
В 1908 году И.А.Деминскому было поручено заведывание грязелечебницей в Тинаках, где им было затрачено много труда, чтобы привести курорт в надлежащее состояние.

22 августа 1912 года И.А.Деминский был командирован на эпидемию чумы в слободу Рахинка (теперь Волгоградской области).
Производя массовые вскрытия грызунов, главным образом, степных сусликов, И.А.Деминский 2 октября 1912 года выделил от больных сусликов чумные микробы. Природа Астраханской чумы была открыта, об этом И.А.Деминский сообщил по инстанции. Но случилось непредвиденное, 6 октября поздно вечером И.А.Деминский залихорадил. В 4 часа ночи 7 октября он пошел в лабораторию, где приготовил мазок из своей мокроты и обнаружил в нем микробы чумы.
7 октября И.А.Деминский дал телеграмму доктору Колодницкому, заведующему лабораторией.
«Я заразился от сусликов легочной чумой. Приезжайте, возьмите добытые культуры чумных микробов. Записи все в порядке. Труп мой вскройте, как случай экспериментального заражения человека от суслика. Прощайте Деминский».
Умирал И.А.Деминский в полном сознании, он вел записи, как протекала болезнь.

Сколько нужно было иметь мужества, зная печальный исход собственной болезни, чтобы вести научные наблюдения и делать записи о собственной трагической смерти!
Так на 48 году оборвалась жизнь замечательного ученого, врача, погибшего во имя жизни и счастья людей.
 

Ramzay

Координатор форума
Промышленный кризис 1900-1903 годов, задевший и соляную промышленность, ухудшал и без того тяжелое положение рабочих на соляных промыслах.
Расстрел петербургских рабочих 9 января 1905 года грозным эхом отозвался по всей стране. Он послужил могучим толчком для развития массового рабочего движения, как в центре страны, так и на ее окраинах. Однако так велика была темнота и забитость рабочих соляных промыслов, что рабочие очень медленно нерешительно выступали против своих эксплуататоров. Большую работу по вовлечению рабочих промыслов на борьбу против эксплуататоров проделал Астраханский комитет РСДРП, который в одной из своих листовок писал в феврале 1905 года:
«Ко всем рабочим Астраханской губернии! От нас зависит вся жизнь страны. Все в наших руках. Мы грозны нашим врагам своим единством. Рабочий класс, дружно поднявшийся на борьбу – это огромная сила, от которой дрожит и царь в своих дворцах. При дружной забастовке всех рабочих города Астрахани и Астраханской губернии мы добьемся удовлетворения всех своих требований.
Так встанем же дружно все, как один человек!
Да здравствует всеобщая стачка!
Астраханский комитет РСДРП».

Большая работа Астраханского комитета РСДРП не прошла бесследно. В мае 1905 года большевистская газета «Вперед» сообщала о начале забастовки на соляных мельницах во Владимировке. Эта же большевистская газета « Вперед» сообщала: «…И любопытно, отраднее всего то, что бастуют сплошь и рядом такие слои рабочих, которые о дружной борьбе понятия не имели».
Начатая рабочими солемолок Владимировской пристани, забастовка, сильно ударила не только по солепромышленникам, но и по рыбопромышленникам Астрахани.
Прекращение поступления соли в рыбообрабатывающую промышленность вообще ставило под серьезный удар всю ее деятельность. Отсутствие соли на рыбных промыслах в разгар весенней путины уподоблялся огромному стихийному бедствию для рыбопромышленников, так как требовалось много соли, как для ее посола, так и для консервирования. И вдруг поставка соли прекратилась вследствие забастовки рабочих на соляных промыслах Баскунчака.
Переполох среди солепромышленников и рыбопромышленников был велик. Солепромышленник Типков и другие обивали пороги губернаторской приемной, жаловались ему, что рабочие грозят поджечь соляные мельницы и караван соляных судов, они настаивали на принятии быстрых и решительных действий против забастовщиков.

О забастовках рабочих Владимировских соляных мельниц в донесении Астраханского губернатора Министру внутренних дел говориться: «Владимировский солепромышленник Типков от 19 апреля сообщил мне, что рабочие Владимировских соляных мельниц, прекратив работы на мельницах, не допускают выгружать из вагонов вывезенную соль из озера и грузить на суда уже смолотую, причем просил меня принять меры к восстановлению порядка. Вследствие этого я тотчас же командировал на место окружного горного инженера, а также царевского исправника, предложив им выяснить положение дела, и немедленно донести мне. Прибывшие из Владимировки солепромышленники Типков и Федоров, явившись ко мне, донесли, что рабочие грозят поджечь соляные мельницы и караван соляных судов. Принимая во внимание, что Владимировская соляная пристань снабжает солью весь Астраханский край, я отнесся к этой забастовке со всей серьезностью, а потому командировал во Владимировку Астраханского вице-губернатора, предоставив в его распоряжение взвод Балашовского батальона на случай необходимости охранить от истребления, как соляные мельницы, так и сложенные в них запасы соли».

Однако темнота, политическая отсталость рабочих соляных промыслов часто приводили к тому, что они шли на компромисс солепромышленникам и добивались незначительных уступок.
Это подтверждается секретным отношением Астраханского губернатора в департамент полиции о забастовках рабочих Владимировской соляной пристани и соляных мельниц солепромышленника Коломейцева и присоединившихся к ним рабочих промышленников Афанасьева и братьев Типковых.

«Вечером июля на Владимирвской пристани в Царевском уезде рабочие на самотаске Коломейцева, покончив суточную погрузку, заявили хозяину, что они не желают больше работать за установленную плату (1 руб 10 коп за 1000 пудов) и требуют прибавки. В этот же день были приостановлены работы и на других соляных мельницах.
Прибывшие на соляную пристань земский начальник и инженер Астраханско-Саратовского горного округа успели склонить работодателей и рабочих к взаимному соглашению, и работа 12 июля была возобновлена».
Хоть и незначительной прибавки к заработку, в результате забастовки, добились рабочие солемолок, но они поняли, что только дружной, совместной борьбой можно добиться человеческих прав и человеческого существования, они почувствовали себя силой, с которой вынуждены считаться эксплуататоры и царское правительство.
А жизнь на промыслах продолжается по установившимся правилам: изнывая от жары, полунагие ломщики долбят пешнями соляной пласт, фурщики перевозят соль на берег озера, здесь соль затаривается в мешки и нескончаемые обозы везут чумаки в Астрахань на рыбные промыслы, в Ставропольские станицы и на Кавказ, как и прежде, на Волге раздается стон бурлаков, это они тянут дощаники с солью.

Проникновение монополистических объединений в соляную промышленность началось в конце XIX века.
Возникли общества «Соледобывания», товарищество «Соль» - эти объединения постепенно прибрали к рукам солеразработки. Вот на аукционе арендует несколько десятков соляных участков общество «Океан». В результате этого в Баскунчакской промышленности в 1907 году утверждается акционерное общество «Океан». Обществом заправляют такие тузы монополистического капитала, как братья Набель, Меркульевы, Плаксин и компания, в их руки постепенно переходит более половины соледобычи.

В 1915 году акционерное общество «Океан» подчинило всю Баскунчакскую добычу соли и ее переработку на солемельницах Петропавловки. Акционерное общество «Океан» имело у себя мощный состав речных судов. Часть из них специально были заняты перевозкой соли на оптовые склады общества, разбросанные по Волге, Каме, Оке и другим рекам. В целях бесперебойной работы соляного тоннажа общество «Океан» организовало в 1910 году в Петропавловке, как в первоначальном пункте погрузки и отправления соли, примитивный судоремонтный пункт.Этот пункт был расположен в большом сарае. Судоремонтный пункт «Океан» содержал две судоконопатные артели по 50-60 человек. Артели возглавляли Нестеренко А.С. и Зенин И.Л.
Осмолкой барж занималась артель из восьми человек, руководил ею Кочетков, было установлено кузнечное горно, кузнецом работал Ковалев с подручным, два слесаря, 4-5 плотников, распиловкой леса занималась одна пара пильщиков.
Во время Первой мировой войны в 1915 году на ремонтном пункте установили токарный станок, второе кузнечное горно, работали две пары пильщиков леса. Судоремонтным пунктом или мастерской руководил караванный акционерного общества «Океан» Емелин К.И., он подчинялся управляющему общества «Океан» Евсееву, а с 1915 года Шинникову П.Е.
Во время навигации ремонтный пункт больше всего занимался конопатными и осмолочными работами. Ежегодно становились в затон на зимовку суда не только общества «Океан». Во Владимировском затоне иногда становилось на зимовку 30-50 и более судов разных фирм и хозяев. Зимующему флоту делался здесь на месте ремонт. Если во время навигации на судоремонтном пункте работало 70-75 человек, то в зимний период в ремонте судов участвовало от 200 до 250 человек.
Рабочие работали весь световой день. Условия жизни и работы были тяжелыми, отсутствовала элементарная механизация труда. Особенно зверская эксплуатация волгарей была в годы империалистической войны. Тех, кто не мог мириться с таким порядком труда, подавал голос против тяжелых условий труда и быта, судовладельцы списывали с судна, их тут же забирали на фронт.

В 1912 году принимается в эксплуатацию железнодорожный мост через реку Ахтубу и теперь груженые солью вагоны в Баскунчаке по стационарному мосту поступают на Владимировскую пристань, где соль ссыпается в бугры и тачками погружается в трюмы барж.

В навигации 1912 года испытывается в работе «Солекол» В.И.Кудрявцева. Машина представляла обычную телегу, на которой был смонтирован двигатель с системой передач. К сожалению, опыт применения «Солекола» прошел неудачно, так как, не имея средств, изобретатель, прежде всего, преследовал дешевизну, при изготовлении машины, а потому был установлен старый двигатель, где нужна была сталь – применено железо, телега оказалась слабой для такой нагрузки.
Изобретатель не имел средств для усовершенствования своей машины, а промышленники, при наличии дешевой рабочей силы их казахских степей, не проявляли интерес к ней, машина бездействовала и была забыта.

И в последующие годы солепромышленники ничего не делали для облегчения условий труда и улучшению быта соледобытчиков, как и прежде рабочие проживали в землянках и кибитках, не решался вопрос снабжения промыслов питьевой водой, на недовольства рабочих надсмотрщики отвечали штрафами и жестокостью.
Доведенные до отчаяния 6 марта 1917 года забастовали ломщики, к ним присоединились грузчики и ссыпщики. В этой забастовке активное участие принимала молодежь.
На митинг рабочие вышли с революционными песнями и красными знаменами, дружно гремела над площадью революционная песня того времени:
Вставайте, братья, доброй ратью.
Все в ряд, плечо с плечом,
Только дружно встать нам нужно
Каждый враг нам нипочем!​

На этой забастовке, наряду с требованиями о повышении заработка, прекращении штрафов и удалении ненавистных надсмотрщиков, были выдвинуты требования о сокращении рабочего дня, о правах на рабочие собрания, об открытии школы для обучения детей соледобытчиков.

Наконец, в 1815 году, при солепромысле была открыта церковно-приходская школа на 15 учеников. Школа размещалась при церкви в ветхом деревянном здании с одним классом. Вот какой была школа по воспоминаниям заслуженной учительницы РСФСР В.Н.Суриковой.
«…многие из учащихся во время проведения занятий не имели мест на скамьях…»
Далее В.Н.Сурикова рассказывает о мерах «воспитания», которые применялись в школе: «современный ученик, не знает что такое «березовая каша», может подумать, что это какое-нибудь старинное кушанье. А это – розги, которыми «кормили частенько» за невыученный урок. Школьников секли (просто секли или посыпали сеченое тело солью), ставили голыми коленями на горох или соль, раздавали тычки и подзатыльники, били линейкой по рукам, оставляли - и без того голодными – без обеда, подолгу держали в карцерах».

После победы февральской буржуазно-демократической революции на борьбу с эксплуататорами поднимаются все новые и новые отряды рабочих. Усиливается революционное движение на окраинах России. В революционное движение включается даже такая отсталая часть рабочего класса, как киргизы. Об этом говорила телеграмма губернатора председателю исполнительного комитета внутренней киргизской орды о забастовке на Баскунчакских соляных промыслах 11 марта 1917 года, где он пишет: «Находящиеся на соляных промыслах Баскунчака, киргизы отказываются работать. Прошу безотлагательно командировать трех членов комитета вместе с советником губернатора Абдул Каримовым на Баскунчак, для принятия мер возобновления работ и выяснения причин отказа от таковых. О результате прошу телеграфировать мне».

Забастовки рабочих на солепромыслах озера Баскунчак не были боевыми и длительными, как рабочих более развитых отраслей промышленности, однако и они имели немаловажное значение. Они говорили о том, что в ходе революции рабочие даже самых отсталых отраслей промышленности (к числу которых с полным правом и основанием можно отнести соляные разработки на озере Баскунчак), тоже почувствовали себя силой, о которой вынуждены были считаться эксплуататоры. Это пробуждение наиболее отсталых слоев рабочего класса и приобщение к политической жизни своего класса имели огромное значение в борьбе пролетариата за свержение капитализма и утверждение диктатуры пролетариата.

Весть о том, что 7 ноября 1917 года в Петрограде свергнута власть в лице Советов рабочих и крестьянских депутатов, во главе с вождем революции В.И.Лениным, дошла до Баскунчакских солепромыслов по телеграфу 10 ноября 1917 года.
Зашумел, заволновался солепромысел.… Повсюду начались митинги и собрания. Долой самодержавие! Конец кровопролитной империалистической войне! Фабрики и заводы – рабочим, земля – крестьянам! Хлеб – голодным, мир народам! Такими призывами заканчивали свои речи ораторы.

Передовые рабочие солепромыслов совместно с солдатами империалистической войны, прибывшими по ранению домой, под руководством члена Российской Коммунистической Партии большевиков М.Н.Григорьева организуют сход тружеников промыслов. И вот 15 ноября, на обширной площади, в 10 часов утра назначается всенародный сход.
Еще затемно, в административных рационах, где работали и проживали ломщики и возчики соли, строятся колонны соледобытчиков и с красными знаменами, с гармонями и национальными инструментами, в праздничных платьях, под хор революционных песен они направляются в центр солепромыслов – поселок Нижний Баскунчак. Одна за другой прибывают на площадь колонны соледобытчиков.
Бурлит, шумит, волнуется площадь. Там и здесь собрались, как родные братья русские и казахи, украинцы и татары. В артелях, группах и бригадах они обсуждают, какова же будет новая жизнь без царя и солепромышленников. Где взять рабочий скот, инвентарь, ломы и лопаты – орудия труда, где будут жить соледобытчики, как будет с продуктами. Кто будет руководить, как можно без хозяев, а как будут платить ломщикам, грузчикам, фурщикам и другим рабочим. А сколько часов будет рабочий день? Неужели опять от зари до зари! Все ново, все заново. Как непонятна еще новая жизнь на промыслах. Возникают споры, каждый считает свой труд дороже. Шумит, волнуется народная масса, все стараются доказать свою правоту.
Вдруг на площади раздались призывные слова Интернационала:
Вставай, проклятьем заклейменный,
Весь мир голодных и рабов!
Кипит наш разум возмущенный,
И смертный бой вести готов!​

Торжественные, боевым гимном поднялись над площадью и громовым эхом покатились по побережью озера, призывы Интернационала. А народ все прибывает, уже занята вся площадь, колонны примыкают из улиц и переулков.
Дружное «Ура» прогремело над площадью. Один за другим поднимаются на трибуну ораторы. Они поздравляют народ с великим событием – установлением народной власти, с новой жизнью без хозяев и их надсмотрщиков. Сход решил упразднить местную управу. И когда возник вопрос, кому же дать власть на промыслах, солеразработчики единодушно решили избрать Совет рабочих и солдатских депутатов. После долгих споров и всестороннего обсуждения первым председателем Совета рабочих и солдатских депутатов избирается ломщик соли Бергалиев Калкай Бергалиевич. Радостное восхищение и глубокие надежды, что теперь местную власть будет возглавлять, свой человек – рабочий, озарили сосредоточенные лица братьев по труду.
Революционными песнями и народным гулянием закончился исторический день становления Советской власти на солепромыслах. До глубокой ночи заливались гармони и домбра, всюду неслись русские, казахские, украинские, татарские песни. Народ ликовал, сбросив ярмо эксплуатации. И, словно набатом разрывая ночную тишину, гремели революционные призывы: «Долой солепромышленников – мироедов! Да здравствует свобода труда!»
В ознаменование этого исторического события площадь, где была провозглашена Советская власть на солепромыслах, названа Площадью Октябрьской революции, а главная улица, примыкающая к площади, именем вождя мирового пролетариата – В.И.Ленина.

Отшумели собрания и митинги, началась повседневная новая жизнь на Баскунчакских промыслах.
В апреле 1918 года проводится национализация Баскунчакских промыслов и солемельниц на Владимировской пристани. Теперь богатства недр, все орудия труда принадлежат рабочим – соледобытчикам. Это Постановление Совнаркома вызвало всенародное ободрение.
На народном сходе по предложению Совета рабочих и солдатских депутатов, после обсуждения трех кандидатов, первым советским директором солепромыслов избирается Иванушкин Александр Алексеевич.
Механизация процессов производства на солепромыслах начинается сразу же после их национализации. По Постановлению ВСНХ страны в мае 1918 года на Баскунчак прибывает экскаватор «Марион» для разработки соляных бугров и погрузки соли в железнодорожные вагоны. Это позволило высвободить около 500 рабочих и направить их на разработки в цех добычи.

В июне 1919 года, когда войска генерала Врангеля захватив Царицын, переправились на левый берег Волги и временно овладели станцией Ахтуба и слободой Владимировка, создалось сложное положение. Враг намеревался отрезать Астрахань от центра страны. Активизировали свои действия банды Бабиева, Попова и другие. Они нападали на станции Харабали, Верблюжья, Чапчачи, Джаныбек, Сайхин, сжигали здания станций, разрушали железнодорожный путь, угоняли скот, жестоко издевались над коммунистами и активистами советской власти, вырезали их семьи.
Завладевшие властью на Баскунчаке меньшевики, эсеры и солепромышленники путем запугивания, насилия и террора, разжигания национализма добились развала солепромысла. Рабочие разбежались, верблюдов для вывоза соли не было, кормить людей было нечем.
Дело в том, что в то время Украина была оккупирована немецкими войсками. Крупнейший в стране Артемовский солерудник не мог давать стране соль. Поэтому вся тяжесть снабжения страны солью легла на плечи Баскунчакских соляников. На Баскунчаке сложилась такая обстановка, что добыча и отгрузка соли прекратились. В стране назревал соляной голод.
В это время постановлением Астраханского Реввоенсовета с фронта снимаются три тысячи казахов для работы на Баскунчакских солепромыслах, этим же постановлением солепромыслу, для спецодежды, выделяются 15 тысяч аршин мануфактуры, 2500 фунтов чая.
В.И.Ленин в телеграмме командующем Туркестанским фронтом М.В.Фрунзе пишет: «…Вы – Главком соли. Вы отвечаете за все, наладьте добычу и отгрузку соли в промышленные центры страны…»
Обстановка снабжения страны солью сложилась настолько сложно, что потребовалось принятие чрезвычайных мер по Баскунчаку. И хотя гражданская война требовала введения все новых и новых материальных и людских резервов, Совет рабоче-крестьянской обороны постановлением от 28 апреля 1919 года освобождает от мобилизации в Енотаевском районе 3000 верблюдов, 150 лошадей с повозками пригодными для вывоза соли из озера.
Одновременно по решению Астраханского губкома партии в район боевых действий на Баскунчакский солепромысел, направляются испытанные большевики с подпольным стажем – заведующий губернским отделом труда Фролов Андрей Дмитриевич, работник губисполкома Дудкин Николай Николаевич, бывший солдат 156 полка большевик с 1918 года Безруков Константин Андреевич, дочь пекаря комсомолка Сивцова Тоня, воспитанная под влиянием учителя-революционера Бакрадзе К.И.
Задача инициативной группы, состояла в том, чтобы наладить добычу и отгрузку соли в промышленные районы, разгромить эсеро-меньшевистское ядро и создать партийную ячейку и комсомольскую организацию в Баскунчаке. Вместе с этим необходимо было обеспечивать охрану солепромысла от набегов банд.
По решению большевистской тройки К.А.Безрукову было поручено сформировать отряд особого назначения (ЧОН). Такой отряд был сформирован из самых преданных коммунистов и комсомольцев, по каким-либо причинам не ушедших на фронт. Наряду с коммунистами активно участвовала в защите революции молодежь: будущие коммунисты и комсомольцы: Разин Алексей, Гросс Матвей, сестры Шиняевы Вера и Анастасия, Веселов Алексей, Голикова Анна, Астафьев Николай, Завадин Василий, Бергалиев Габидулла, Кравченко Василий, Штефанов Тимофей, Нигматулин Газизулла, Элембетов Хамит и многие другие.
С трехлинейками уходили парни и девушки в бой. Возвращались не все. Ведь они даже подучиться военному делу порой не успевали – не было времени, не было опытных командиров. Однажды, январской ночью, когда пурга слепила путников, в степи все выло и стонало, когда волки, не менее голодные, чем люди, бесстрашно входили в села и истребляли все, что попадалось на пути, когда луна то появлялась, то исчезала в мутных скопищах туч, когда собачий лай сливался с воплями метели и не было видно ни зги вокруг – на окраине поселка показались всадники.
- Стой! Пароль! – раздался оклик бойца ЧОНа. Захлопали выстрелы. Короткая перестрелка и под натиском чоновцев всадники рассыпались, оставив на снегу бандита.
Впоследствии комсомольский поэт скажет:
Это были все бойцы решительные,
Делу верные, ребята стойкие,
Пулями к петлям их попришитые,
Кровью смочены билеты комсомольские.​

Зимой 1919 года, после жестоких боев под Царицыным, для лечения раненых и переформирования, в поселок прибывает 301 первый стрелковый полк и Украинский Антоновский коммунистический партизанский отряд. Эти воинские части берет под охрану промысел. Под руководством инициативной группы девушки-комсомолки и молодежь ухаживают за ранеными. Они стирают вшивое кровавое белье бойцов, наводят порядок в помещениях, кормят больных, помогают медицинскому персоналу.
В этот период особенно ожесточились ушедшие в подполье эсеры и меньшевики. Сначала угрозы, а затем террористические акты против коммунистов и активистов стали частым явлением. Это они неоднократно стреляли в стойкого большевика А.Д.Фролова, это они покушались на жизнь пламенного коммуниста К.А.Безрукова и вожака молодежи Тоню Сивцову. Это от их рук погиб активный комсомолец, боец отряда ЧОН Веселов Алексей.
Обстановка накалялась. Готовился заговор. По решению большевистской ячейки А.Д.Фролов избирается секретарем ячейки коммунистов. В результате разгрома эсеро-меньшевистской группы и тщательного отбора, в партию были приняты Меркулов Ф.В., Куцев Ф.Н., Кривченко В.А., Шигабердиев Д., Скрипаленко Е.И. Несколько позже, после большой организаторской работы создается комсомольская организация и Тоня Сивцова избирается ее секретарем, в это же время она вступает в РКП(б). Первыми вступили в комсомол и приняли активное участие в работе по объединению молодежи: Марченко Федор, сестры Вера и Стася Шиняевы, Елена Никонова, братья Алексей и Семен Веселовы.
Подразделения Первого Антоновского отряда и 301 стрелкового полка неоднократно поднимаются по тревоге для отражения налетов банд. В боях под хутором Бабкин погибли красноармейцы 301 стрелкового полка Василий Нуйкин, Федор Мазин, Иван Ильичев, Федор Петров.

У железной дороги в поселке, на выходе из озера, на небольшом взлобке, напротив здания где размещался Первый Совет рабочих и солдатских депутатов, установлен памятник героям гражданской войны (января 1921года). И это символично, что именно здесь, на выходе соляных железнодорожных составов из озера, несут свою бессменную вахту солдаты революции. Комсомолки Надя Солуянова, Вера Шиняева вместе с Тоней Сивцовой вышили Красное знамя Первому Антоновскому партизанскому коммунистическому отряду, взамен знамени отряда, погибшему в боях под Царицыным. С этим новым знаменем отряд неоднократно уходил на разгром белых банд. В боях под станцией Красный Кут знамя отряда было пробито пулями врага.

Несмотря на тяжелое прифронтовое положение, в поселке открывается Народный Дом и библиотека. Каждое воскресенье в Нардоме проводится митинги и собрания, на которых разъясняется положение на фронтах, задачи прифронтовой жизни.
Большевики с подпольным стажем А.Д.Фролов и Н.Н. Дудкин рассказывают о Декретах рабоче-крестьянского правительства, о задачах по снабжению охраны солью, с зажигательными речами выступает пламенный большевик К.А.Безруков. В Нардоме организуется художественная самодеятельность, душой которой были комсомольцы. С подмостков сцены самодеятельные артисты разоблачают реакционные вылазки местной буржуазии, зло высмеивают лодырей, спекулянтов и других врагов революции, показывают передовиков производства, активистов новой жизни. Так в ожесточенной борьбе с эсерами и меньшевиками, бандитами и голодом на Баскунчаке создается ячейка коммунистов и Ленинский Союз молодежи, которые смело повели тружеников солепромыслов в новую, социалистическую жизнь.

Огненным шквалом прокатилась гражданская война, оставив людям следы своего беспощадного шествия. Разруха и голод – достаточно этих слов, чтобы понять горе народа, обрушившееся на него в те годы. Какие титанические усилия коммунистов и Совета рабочих и солдатских депутатов нужны были, чтобы организовать людей на восстановление хозяйства, на борьбу с голодом и сделать первые шаги по новой жизни.
Коммунисты и комсомольцы передовики солепромысла смело пошли по этому пути, повели коллектив на решение задач и механизации добычи отгрузки соли, жилищному и культурному строительству.
Рабоче-крестьянское правительство и лично В. И.Ленин уделяют большое внимание восстановлению и развитию Баскунчакских промыслов.
Телеграммой от 27 июня 1921 года за №5825 В.И.Ленин распорядился из Голодной степи перевести на Баскунчакское озеро экскаватор «Бюс-Айрус».
Телеграмма №5825 27.09.21г.
Екатеринбург председателю Уралпромбюро​
Безоговорочно Бюс-Айрус должен быть отправлен Баскунчак​
Председатель Совета труда и обороны Ленин.​

Началась сборка экскаватора. Это же невиданное дело! Сотни лет на озере можно было видеть опаленного зноем ломщика соли, с ломом и лопатой, и вдруг такая машина – гигант на озере. Группами и поодиночке потянулись в озеро жители, чтобы увидеть эту чудо-машину. Местная молодежь с большой завистью следила, как идут монтажные работы, мечтая попасть в команду экскаватора.

Началась настойчивая, нелегкая учеба. После тяжелой работы грузчики и ломщики, ссыпщики и фурщики, буквально в набитых классах курсов осваивали невиданную и неслыханную технику. Готовились масленщики, смазчики, слесари, электрики, кочегары паровых котлов, помощники машинистов и другие рабочие специалисты.
Разруха, вызванная гражданской войной, не обошла и солепромыслы. Голодно стало, на рынке все подорожало. Рабочие получали всего по полтора фунта хлеба. Но вот по распоряжению В.И.Ленина на солепромысел прибывает неоценимая помощь.
Астрахань Губпродкому
Копия Владимирская пристань Прабассоль
Копия Царицын Волгопроду
Копия Царицын Губчека
5 июля 1921г.​
Сверхударная работа по добыче соли в Баскунчаке при полном отсутствии хлеба срывается и киргизы разбегаются в степи.
Источником посылки хлеба из нашего подхода нет, так как подход еле покрывает потребность армии и столицы, ничего не оставляя на всю остальную часть республики, между тем промедление в снабжении Баскунчака недопустимо.
Приказываю в боевом порядке без всякого промедления за счет, каких бы то ни было потребителей, направить пятнадцать вагонов пшеницы через Царицынский Волгопрод особым маршрутом и до места назначения с провожатым под его личную ответственность. Адрес компрода – пристань Владимирская для Прабассоли.
Царицынскому Волгопроду приказываю немедленно по прибытии этого хлеба перегрузить его по назначению, Царгубчека за этой за этой операцией проследить.
Исполнение указанием номера маршрута прошу донести, № 07228.
Предсовтрудобороны Ленин​

В целях недопущения срыва добычи и отгрузки соли и обеспечения рабочих промыслов продовольствием В.И.Ленин вновь требует выполнения распоряжения №07228. Так, в телеграмме 3667 от 21.07.21г. Астраханскому Губисполкому он приказывает:
«Отправьте Бассоли 25 тысяч пудов хлеба, 3924 пуда мяса»​
Председатель Совета труда и Обороны Ленин​

На заботу народного правительства рабочие солепромыслов ответили новым ударным трудом. По призыву передовых заводов страны 12 сентября организуется первый коммунистический субботник. На субботнике участвовало более 5000 рабочих и служащих, и было сделано:
Добыто соли…………………………6400 тонн
Вывезено в бугры……………… 6000 тонн
Погружено из бугров…………152 вагона (2328 тонн)
Погружено барж………………… 3 (2217 тонн)

На солепромыслах начинается новая жизнь. В 1920 году церковно-приходская школа реорганизуется в четырехклассную начальную школу, с задачей охвата всех детей соледобытчиков. Начинается строительство нового рабочего поселка. По улице М.Горького закладывается 10 шестиквартирных домов для передовых рабочих и инженерно-технических работников, здесь же закладывается здание будущей неполной средней школы. Дом бывшего промышленника Шарова переоборудуется под Народный дом (клуб), а бывший гулящий садик, обихаживается, здесь устраивается летняя эстрада со зрительным залом и он становится Народным парком отдыха.
Широкий размах приобретает художественная самодеятельность: организуются драматические кружки и хоры на русском и татарском языках, создаются оркестры народных инструментов, проводятся выступления солистов – вакалистов и любителей гармони и народной казахской музыки.

Большой вклад в развитие художественной самодеятельности внес профессиональный артист Квитковский Александр Сергеевич. Он не только руководил драматическим кружком, сам лично писал декорацию, шил костюмы, изготовлял парики, готовил реквизит к пьесам.
Активистами драматического коллектива тех лет были учителя школы супруги Рязановы, заведующий библиотекой А.Губенко, воспитательница детских яслей А.Кравцова, рабочие И.Криулин и В.Заплавный и многие учителя школы. Коллектив татарской самодеятельности возглавили артисты Капкаев и Шарабцанов.
С юношеских лет пришла на самодеятельную сцену Гафифа Махмудова и до преклонного возраста она не покидала ее. Активно участвовали в самодеятельности Шакир Ильясов, братья Насибулины, махумеджанов Сабир и его жена Мансура, муж и жена Ярулины, Сулейменов Хамза, брат и сестра Саитовы, Ибрагим Усманов, Шакир Ильясов, Хадича Паскеева, Сабир Ибрагимов, Юсуп раниев, Мурзугины брат и сестра и многие другие.
В конце 20-х годов при клубе работал замечательный духовой оркестр. Руководил им талантливый музыкант и организатор Павел Кузьмич Сутягин. Он прекрасно вел партию на кларнете, виртуозно играл на фортепиано и даже на флейте. Духовой оркестр не только сопровождал торжественные мероприятия. Оркестр выступал на вечерах отдыха, исполнял классическую и народную музыку, и всегда зрители награждали музыкантов дружными аплодисментами.
При клубе работал большой хоровой коллектив, в котором участвовало более ста человек. Широко была развита самодеятельность в школе. Здесь работали «Живая газета», хор, группа художественного чтения, танцоры. В 1922 году в Народном доме начинается демонстрация неозвученных кинофильмов.
 

Ramzay

Координатор форума
Идет планомерная механизация процессов производства, вот только основные вехи:

1923 год
Апрель. Для улучшения качества добытой соли к экскаватору «БЮС-Айрус» изготовляется плавучая дробильно-промывочная установка (шаланда).
Июнь. Вводится в эксплуатацию первая стационарная электростанция (мощность генератора 100квт), которая подает электроэнергию ремонтно-механическому цеху и народу.
Июнь. Вводится в эксплуатацию на добыче соли многоковшовый экскаватор «Любек» с плавучей дробильно – сортировочной станцией.

1924 год
По проекту инженера Юрия Александровича Макарова на Ленинградском заводе «Красный путиловец» изготавливается машина для разработки соляного пласта - солесос. Проводится промышленные испытания машины.
Организуется снабжение солепромысла питьевой водой из реки Ахтубы, путем подвоза ее в специальных железнодорожных вагонах. Вода сливается в цементированные бассейны, откуда по талонам выдается трудящимся. Использование воды для питьевых целей из закрытых водоемов (лиманов) Кордон и Долбан прекращается.

1925 год
Май. Открывается детский сад на 85 мест. Организаторами первого детского сада были женщины – общественницы.
Сентябрь. Открывается неполная средняя школа, которая размещается в специально построенном помещении.

1926 год
Апрель. Солесос инженера Ю.А. Макарова вступает в промышленную эксплуатацию. Обслуживается первый солесос командой, состоящей из машиниста, его помощника, масленщика, заслонщика и двух грузчиков. Добытая соль погружается в железнодорожные вагоны, которые подаются к солесосу на специально уложенный погрузочный путь. Один такой солесос способен заменить: 50 ломщиков, 100 фурщиков с верблюдами, 15 ссыпщиков, 20 грузчиков в вагоны.
За большие успехи в развитии механизации на солепромысле и выполнение заданий по добыче и отгрузке соли в 1927 году коллектив солепромысла награждается похвальной Грамотой Высшего Совета Народного Хозяйства СССР.
Одновременно полным ходом идет строительство жилья, решаются многие специальные вопросы, улучшаются условия труда и быта. Решается один из важнейших вопросов – снабжение поселка и производственных цехов водой.
Июнь. Радиолюбитель В.А.Завадин на сконструированном им детекторном приемнике впервые принял радиосигналы Москвы. Приемник был установлен в Народном доме, где проводилось коллективное слушание радиопередач. Для приема передач Москвы на площади имени «Октябрьсой революции» были установлены две 75 метровые мачты и смонтирована антенна.

1927 год
Май. Открывается первая детская оздоровительная площадка. Здесь дети дошкольного возраста воспитываются в коллективе и получают оздоровительное питание. Энтузиастами организаций детской площадки были А.Чеснокова и Е.Разина.
Сентябрь. Поскольку в поселке около 50% населения казахи, открывается неполная средняя школа для обучения детей казахов на родном языке.
Построена водобашня и водопровод от В.Баскунчака. В поселке устроены водораздаточные колонки. Теперь воды стало вполне достаточно не только на производственные и бытовые цели, но и на полив насаждений. Проводится большая разъяснительная работа по озеленению поселка под лозунгом – «Каждому жителю – дерево».
Создается цех лесомелиорации, который проводит уход за лесонасаждениями на гидротехнических сооружениях и в поселке. Закладываются два парка отдыха, садик «Стахановец» и у вновь построенного клуба.

1928 год
Май. Первый выпуск воспитательниц – общественниц Н.Баскунчакского отделения общества «Долой беспроизводство»
Июль. Первый выпуск семилетки на солепромысле.
В эти годы был разработан план защиты озера от влияния пустыни и начато строительство гидротехнических сооружений и лесных полос. К 1930 году в основном было закончено строительство следующих гидротехнических сооружений: плотин с цементными водосливами и обводными канавами, с посадкой засухоустойчивых древесных пород – 17; водосборных валов с посадкой засухоустойчивого кустарника – 20. Была полностью засажена кустарником Океанская балка, а в ее верховье устроена земляная дамба и разбит садик. Началась закладка парка в безымянной балке, которая позже была названа Клубной. Балка была преграждена плотиной и по берегам образовавшегося водоема были высажены деревья.
Подвижные пески в районе балок Улан – Блог и Шаровская были закреплены засухоустойчивым кустарником. В последующие годы (до 1950 г) было построено еще 13 плотин и 4 водосборных вала.

Интенсивное внедрение машин и механизмов на солепромысле начинается с 1930 года, когда была построена ремонтно-механическая мастерская. Она была оснащена необходимым оборудованием для станочного зала, кузнечно-котельного отделения, литейной и участка ремонта электрооборудования.
По существу это завод не только ремонтирует оборудование. В РМЦ изготавливаются транспортеры, узлы и агрегаты, солесосы и другие машины и механизмы.

В августе 1931 года в ремонтно-механическом цехе построен первый солесос для разработки озера. К 1934 году на озере работает уже три солесоса и ручная добыча соли ликвидируется. Лом и лопата, верблюд и калымажка ушли в прошлое, теперь вся соль добывается солесосами и экскаваторами.
Солесос 30-х годов представлял собой снаряд, смонтированный на обычной железнодорожной платформе нормальной колеи, снабженный двигателем внутреннего сгорания, электрооборудованием (генератором и электрическими двигателями с пусковой аппаратурой), вращающимся разрыхлителем пласта соли, закрепленным на всасывающей трубе с центробежным насосом, осуществляющим засасывание соляной пульпы (раздробленной рыхлителем соли и рапы), зумпфом (рапоотделителем) и элеватором для погрузки соли в вагоны.
Железнодорожная платформа, на которой монтировался солесос, оформлялась виде надстройки по типу кузова товарного вагона. Солесос работал в собственной траншее. Пути, по которым двигался солесос и железнодорожные вагоны, погружаемые солью, передвигались на 1,2 метра в сторону целика, и процесс разработки продолжался. Солесос разрабатывал соляной пласт на глубину 0,9 метра.
В эти же годы механизируются технологические процессы на солемельнице в Н. Баскунчаке и помольно-погрузочном цехе на Владимировской пристани. Выгрузка соли из полувагонов производится не вручную, а с помощью механизированных лопат Кларка, баржи и вагоны загружаются транспортерами. Профессия каталя на Владимирской пристани теперь упразднена. Складирование соли в бугор, около солемельницы в Н.Баскунчаке производится не вручную, а транспортерами. Разрабатываются бугры скреперами.

В период коллективизации коллектив соляников оказывает большую помощь молодым сельским товариществам-колхозам. Слесари и кузнецы, токари и электрики, машинисты паровых котлов и их помощники в подшефном колхозе ремонтируют плуги и бороны, косилки и лобогрейки, молотилки и другие машины, инвентарь. Столяры и плотники, тем временем, помогают в ремонте скотных помещений, жилых домов, складов и других строений. Работа в подшефном колхозе проходит дружно, споро и весело. И невольно вспоминается песня тех лет:
Рабочая бригада приехала в село,
Ребята все что надо и дело в ход пошло.
Застучали молотками кузнецы и слесари,
Их не даром привечали их не зря!​
В шефской работе на селе активно участвовали: слесари Лайко А.И. и Грачев И.С., токари Паскеев А. и Кучекаев Ф., кузнец Криулин Ф.И., машинисты экскаваторов Ростов Н., Пупкин М.Е., машинисты солесосов братья Иван и Михаил Криулины, Кастрыхин М., электромеханик Мордовцев В.И. и другие передовики солепромысла.

В 1931 году построена амбулатория на 100 посещений. Теперь соляники пользуются услугами врачей – специалистов: хирурга, терапевта, фтизиатра, педиатра, дерматолога, окулиста и др.
Наряду с решением больших задач по механизации процессов производства, широкого жилищного строительства и социальных вопросов на солепромысле, общественные организации уделяли большое внимание работе женского совета, приобщению женщин в активную трудовую и общественно – политическую жизнь. Женский совет провел большую работу по ликвидации беспризорства, организовал курсы воспитательниц – общественниц, по окончании которых женщины – общественницы Анастасия Зимина, Анна Чеснокова, Елизавета Разина, Елена Неверова, Екатерина Тельбухова, Евдокия Моторина создали в поселке оздоровительную площадку, детские ясли и детский сад, которыми было охвачено около двухсот детей соляников. Но на первых порах в этих учреждениях было много свободных мест так, как родители, особенно казахи, неохотно отдавали своих детей в данные учреждения.

В годы первых пятилеток, когда на промысле возникла большая нужда в рабочей силе, всвязи с развернувшимся жилищным строительством и освоением новых видов продукции (фасовка соли), остро встал вопрос о привлечении к общественно-полезному труду женщин. Нужна была большая, кропотливая работа, чтобы преодолеть патриархально-родовые предрассудки, доказать, что в детских учреждениях дети получают всестороннее развитие, что женщина в общественном труде познает моральное удовлетворение от причастности к строительству новой жизни, сама развивается как личность.
В это большое и важное дело внесла немалый вклад комсомолка, а затем коммунист Сахибжамал Навашева.
Соня, как ее звали односельчане, родилась в бедной семье батрака-кочевника Джусангали Навашева, состояние которого составляло: кибитка с нехитрым домашним скарбом, тощий верблюд, да пара овец и куча детей мал-мала меньше. Кочевала семья Навашева Джусангали в степях урочища Сарбаста, а на лето всей семьей приезжали к Баскунчакскому озеру, и за нелегкий труд у солепромышленников зарабатывали гроши на пропитание семьи. Жили экономно и впроголодь, обед обычно состоял из курта (сухого овечьего сыра) и лепешки в прихлебку с чаем, обычно без сахара. А если отцу удавалось купить по дешевке овечью голову и ноги, мать, Загида спешила сварить похлебку, и тогда в семье был праздник. Каждый из младших детей донашивал и без того латанную перелатанную одежонку. Небольшой заработок откладывали на приобретение щуки, чая, лука и немного сахара на долгую и подчас лютую зиму.
Рано лишившись родителей и оставшись с детворой, Соня пошла трудиться погонщиком верблюда на вывозе соли с озера. Но не девичье это дело управлять верблюдом. Она поняла, что без специальности и образования трудно ей будет воспитывать малолетних детей. Вечерами, после работы, она стала учиться в ликбезе и на курсах масленщиков солемельниц. Она вступает в комсомол, полностью порывает с патриархально-родовымы обычаями и активно борется с темнотой и пережитками в казахских семьях. Совместно с председателем поселкового совета Ераханом Биткалиевым они организуют группу активисток и проводят широкую разъяснительную работу в казахских семьях. Возглавляет эту группу Соня.

Немало сил приложила она и ее активисты, чтобы на примере русских девушек и женщин доказать, что работа на производстве и улучшает материальное положение в семье, и позволяет женщине активно участвовать в производственной и общественной жизни. О детях беспокоиться не нужно, для них открыты ясельки и садик, там дети сыты, с ними проводиться воспитательная работа, их приучают к санитарным правилам, за ними наблюдают медицинские сестры и врачи.
Трудно, поначалу, доходили до сознания темных, забитых нуждой казашек, как это отдать детей в какие-то ясли, как может женщина оставить домашний очаг и вдруг работать вместе с чужими мужчинами. Как это все непонятно, как это противоречит издавна сложившимся обычаям.
Были случаи, когда Соню не пускали в жилище, когда угрожали расправой. Но не такая была Соня, чтобы отступать, чтобы не помочь сестрам-женщинам выйти из кабалы. Она вновь и вновь идет по землянкам и мазанкам, в семьи, где есть больные, приходит с медсестрой или врачом, они учат родителей, как помочь больным детям, дают лекарства, если нужно уговаривают родных доставить больного в больницу. И так многие годы сначала женоргом, а затем председателем поселкового совета Сахибжамал Навашева повседневно несет правду, добро, помощь людям.
Прошло уже более пятидесяти лет с тех незабываемых дней, когда женщины – общественницы бросили вызов старому, начали борьбу за женщину, материнство и детство. Нет уже Сони Навашевой, а сторожилы с благодарностью вспоминают энергичную, миловидную казашку Соню, посвятившую свою жизнь народу.

В 30-е годы общественные организации и администрация солепромысла уделяют исключительное внимание досугу и отдыху коллектива, развитию художественной самодеятельности и массово-спортивной работе.
Причем руководители солепромысла не только организационно и материально обеспечивали эту работу, но сами лично активно участвовали в ней. Так, председатель солепромкома И.Л. Сафонов был душой драматического кружка, директор солепромысла М.И. Ковалев сам лично залил первую дорожку на ледяном поле, многие руководители цехов и инженерно-технические работники активно участвовали в хоре, кружках самодеятельности, спортивных секциях. Активное участие в художественной самодеятельности принимали учителя и педагоги школы.

В 1931 году в канун XIV годовщины Великой Октябрьской революции был открыт, только что отстроенный рабочий клуб со зрительным залом на 360 мест с двумя просторными фойе, танцевальным залом, библиотекой и комнатами для работы кружков художественной самодеятельности. При клубе работают коллективы художественной самодеятельности и хоры на русском и татарском языках, духовой оркестр и оркестр народных инструментов, группа гармонистов, вокальная и хореографическая секции.
Летом, вечер отдыха начинается призывом духового оркестра. В 7 часов вечера оркестр занимает место на балконе клуба, извещая музыкой, что вечер отдыха начался, и словно по команде потянулась, пошла молодежь к клубу.
Около клуба была разбита спортивная площадка: здесь можно было играть в волейбол, померяться силой на шесте и ловкостью на кольцах, поупражняться на перекладине, померятся ловкостью с городошниками, покататься на качелях, где всегда было шумно и весело от девичьего смеха.
В те годы развитию спорта придавалось большое значение. За честь коллектива на соревнованиях боролись волейбольная и футбольная команды, которые зачастую выходили победителями на районных спартакиадах. Так, в 1935 году футболисты соляников даже вышли победителями среди поселковых и сельских команд Сталинградского края. В предвоенные годы Владимировский район входил в Сталинградский край.
В предвоенные годы считалось позорным, если юноша не имеет значков ГТО, ПВХО и Ворошиловский стрелок, а девушка – значок ГСО. Молодежь училась мастерству планеризма и автовождению на технике солепромысла.
Нужно отдать должное руководителям отдела культуры Крайисполкома и Краевому драматическому театру. Ежегодно летом, труппа артистов краевого драматического театра приезжала на солепромысел со своей декорацией и реквизитом и около месяца работала в клубе соляников.
Ставились классические вещи А.П.Чехова и А.Н.Островского и других классиков всегда при переполненном зале. И еще не один месяц жители поселка с благодарностью вспоминали прекрасную работу артистов, большой труд администрации театра и рабочего клуба соляников.
Большой популярностью в коллективе пользовался струнный оркестр, который объединял до 50 исполнителей, а руководили им братья Борис, Николай и Виктор Усачевы. Это была большая и замечательная музыкальная семья, глава семьи Иван Иосифович Усачев, слесарь ремонтно-механического цеха солепромысла, привил любовь к музыке всем детям. Семья Усачевых часто выступала в рабочем клубе и всегда отмечалась длительными овациями. Замечательно, что в семейном оркестре участвовали дети четырех - пятилетнего возраста.

В честь 65-ти летия со дня рождения В.И.Ленина 21 апреля 1935 года у здания рабочего клуба был открыт памятник вождю народа. С тех пор стало традицией у памятника Ленину проводить торжественные линейки в день создания Всесоюзной пионерской организации имени В.И.Ленина, сюда приходят почтить память, после регистрации молодожены, здесь всегда лежат живые цветы.

1935 год
Май. Соляники Баскунчака подхватили развернувшееся в стране Стахановское движение. Стахановцы добились повышения производительности солесоса с 70 до 100 тонн в час, а это дало возможность увеличить объем добычи соли в 1935 году до 1,4 миллиона тонн, то есть на 425 тысяч тонн больше, чем в 1934 г. Производительность труда на переработке соли на солемельнице в Н.Баскунчаке возросла на 30%. Производительность труда на солемельницах помольно – погрузочного цеха на Владимирской пристани повысилась на 50 %, и время простоя барж под погрузкой сократилась на одну треть. А на построенном, по инициативе стахановцев, механизированном причале в помольно – погрузочном цехе время погрузки судов сократилось втрое.

В ознаменование стахановского движения был открыт сад отдыха «Стахановец». Здесь была построена эстрада с открытым залом на 500 мест, разбиты аллеи, с комфортными скамейками. В основном парк был засажен тополем, кленом и берестом. По периметру был высажен лох и шиповник, а в юго-восточном углу садика были высажены три дерева магнолии, чудесный запах цветов, который наполнял весь садик. Здесь летом демонстрировались кинофильмы, проводились концерты и вечера молодежи, проводились собрания, выступали с лекциями руководители солепромысла и района, нередки здесь были квалифицированные лекторы края.
Вечера передовиков производства, диспуты и встречи с гостями с других соляных предприятий страны – вот неполный перечень мероприятий, которые проводились общественными организациями и администрацией солепромысла.

1936 год
Март. Солепромысел строится, модернизируется техника, улучшаются социальные условия жизни. Вступила в эксплуатацию электростанция мощностью 400 кВт Электростанция снабжает электроэнергией ремонтно – механический цех, учреждения и поселок соляников.
Май. Построено двухэтажное помещение семилетней школы.

1938 год
Апрель. Экскаваторная добыча соли прекращается. Солесос Ю.А.Макарова, как более маневренная и простая в эксплуатации машина, дающая соль лучшего качества, прочно вошел в технологию.

1939 год
Июнь. Внедряется разработка соляного пласта солесосов в две проходки (глубина 1,8 м).

1940 год
Сентябрь. Дети соляников получили новое здание средней школы на 700 мест с тематическими кабинетами и библиотекой.
Баскунчакский солепромысел живет, как и вся страна, мирной жизнью. Каждое утро детвора бежит в детский садик и школу, заботливые мамы и бабушки дают им последние напутствия и целуют до встречи, трудовой народ торопится на работу к штурвалам солесосов, к станкам и на строительные леса – все заняты одним – хорошо потрудиться, лучше будет жить.

Но черные тучи надвигались с Запада…
Ах, эта суббота 21 июня 1941 года, предвоенная суббота, кто из нас позабудет тебя! Сколько раз все мы, и старые и молодые, и мужчины и женщины, вспоминали тебя, край последней недели мирного труда нашего! Вспоминали везде – и во фронтовых окопах, и в лесных партизанских землянках, и в редкие часы передышки в заводских цехах, только что воздвигнутых на Урале и далеко за ним, и на колхозных полях, где наши матери, жены, невесты трудились на покладая рук, чтобы накормить своих солдат на фронте и в тылу: да, и в тылу, потому что все мы, надевшие форму и не надевшие ее, были в те годы солдатами.
Вспоминали тебя и в горах Кавказа, и в предгорьях Урала, на хлопковых и рисовых полях Узбекистана и Туркмении, на зеленых пастбищах Казахстана и нефтяных промыслах Баку, на берегах нашей Волги – матушки, у пылающих стен несгибаемого Сталинграда, и там, на берегах Невы, где великий город, обожженный безжалостным и коварным врагом, ежедневно хоронил тысячи умерших от голода сынов и дочерей своих, но продолжал сражаться за свободу и честь, за великое имя человека, которое он гордо носил.
Как она, последняя предвоенная суббота нарушила все наши планы, мечты, чаяния…
В средней школе десятиклассники – выпускники прощаются с родной школой, строят планы, мечтают. У каждого своя судьба: кто будет продолжать учебу, а кто, приобретя рабочую профессию, вольется в трудовой коллектив соляников.
Еще и еще кружатся ребята парами, кружатся и с родными педагогами и радостно на душе, что вступают в новую жизнь, и немного грустно оставлять родную школу. Впереди самостоятельная жизнь. Всю ночь несутся смех и веселье из открытых окон школы. Но вот все смолкло.
По давней традиции выпускники средней школы рассвет первого дня самостоятельной жизни встречают с вершины горы Богдо. Когда они забрались на вершину горы, ночь медленно уходила в глубины вечности. На востоке вдруг появилось слабое сияние, которое становилось все яснее и отчетливее, пока, наконец, не брызнули первые солнечные лучи. Как золотые стрелы разлетелись они по всему краю, пронизали кроны старых деревьев Суриковского сада, перескочили вниз на кусты в прибрежных балках, и оттуда ринулись на покрытую травой степь и белоснежную гладь озера. В кронах деревьев и в кустарниках запели птицы, своими песнями приветствуя появление света и тепла нового дня. Крутые, восточные склоны горы, словно радуга, засветилась красивыми, желтыми, голубыми, серыми лентами, а в каплях росы, висящих как слезинки на листочках трав, волшебными отблесками отразилась вся красота раннего утра.
С вершины горы перед их взором расстелилась бескрайняя степь, по которой, словно сизый ковер, колышиться полынь, наполняя воздух терпким ароматом. А в низинах и на песках топорщатся тощие кустарники саксаула. И как бы в ответ на увиденную картину, в голову назойливо лезут строки стихов:
Степь, да степь без конца и без края,
На сто верст не увидеть леска,
Только ветер шумит наметая
Золотистые груды песка…​
Кто знает, о чем они думают, стоя на вершине горы, озаряемые первыми лучами летнего солнца. Может быть, с высоты птичьего полета легче увидеть свое будущее, а может быть просто хочется увидеть сразу все: и ослепительно – белое озеро, с жизнью которого связана жизнь соляников и их жизнь, и увидеть контуры родной школы, и бороздящие озерную гладь солесосы, и ровные, высвечивающие голубизной, в утренней дымке, выработки прошлых лет, и бескрайнюю степь, что родила это чудесное озеро, и эту единственную во всей Прикаспийской низменности поющую гору, и родной поселок, примкнувшийся к западному берегу этого сказочного белоснежного моря – родину родителей и их предков, корень нашей жизни, и нас самих… Много различных мыслей приходит в этот ранний, торжественный час нового дня, новой жизни.

А в поселке шумит, разливается песнями свадьба. В семье ветерана солепромысла И.Е.Калюжного радость, женится старший сын, только что вернувшийся с действительной службы в армии. Образовалась еще одна советская семья.
Вот гармонист заиграл краковяк, и пара за парой пошла в круг молодежь. – Давай барыню, раздались голоса, барыню, барыню,- повторяла вся свадьба. Залихватской удалью отбивают такты парни, не менее азартно, пляшут девчата. Свадьба гудит музыкой, надрываясь басы разносят по всей округе весть о радости в семье ветерана. Седоусые старики, не нарадуясь удалью парней и девчат, вспоминают свою молодость, ушедшие годы.
А в другом краю поселка, на спортивной площадке меряются силами и сноровкой бегуны и прыгуны, волейболисты и городошники. Соляники отдыхают, веселятся, кто-то трудится в огороде, кто-то сосредоточился за газетой и книгой. Как и по всей стране, радость свободного труда, достаток в доме, благополучие в семье.
Но вдруг, в нашу мирную жизнь, врывается страшное слово – война!
И поползли по земле, поплыли по воде и под водой, полетели в воздухе, зловещие машины с фашистской свастикой изрыгая огонь и смерть на нашу священную землю. Началась Великая Отечественная война советского народа. И шагнуло горе на нашу землю…

В 4 утра 22 июня время пошло по особому счету – встал первый из 1418 дней безграничной, безбрежной, бездонной беды. Впереди слезы, сиротство, боль. Но впереди и подвиг ЗОИ, и генерала Карбышева, 28 панфиловцев и тысячи людей московского ополчения, миллионов советских людей на фронте и в тылу.
В этот день рождалась ненависть к поработителям. И одновременно-страстная, святая вера в победу.
Суровые военные годы потребовали от рабочих солепромысла, как и от всего народа страны, великого мужества, стойкости и героизма.

В первые же дни войны около двухсот соляников ушли на фронты с оружием в руках защищать независимость Родины. А всего за годы войны 1104 человека направил солепромысел на разгром фашистской Германии. Лучшие автомобили и тракторы с их водителями ушли на войну.
В тяжелых условиях войны нужно было бесперебойно снабжать страну солью. На помощь Родине пришли наши славные женщины и заменили мужей, отцов и братьев, ушедших на фронт. Первой освоила нелегкую, мужскую профессию – машинистка солесоса Хрестиния Белова, ее примеру последовали Зейнаб Барамбиева, Таскира Хантимирова, Раиса Кузьмина, Анфиза Москалева, Тамара Башлаева; пошли работать трактаристками в озеро Ольга Трибунская, Раиса Иванова, Роза Таперман, Паня Ажибаева; освоили профессию электрика солесоса Нюся Бардакова, Унзиля Сагитдинова и другие девушки и наравне с мужчинами стали трудиться на озере.

В грозные годы испытаний перед коллективом солепромысла стояли ответственные в трудные задачи. Враг захватил Артемовский солерудник – мощное в стране соляное предприятие, фашистскими захватчиками были аккупированны Славянский солезавод и Крымские соляные промыслы. Коллективу Баскунчакского солепромысла предстояло возместить эти потери, и он трудился, не жалея сил, чтобы страна не имела недостатков в соли.
Даже в трудные годы войны, в результате мужественной самоотверженной и упорной работы коллектива, солепромысла добыча соли не снижалась, а повысилась. Если в 1941 году было добыто 1 206 тысяч тонн, то в 1943 году добыча соли составила 1 272 тысяч тонн. В дни великой битвы на Волге баскунчакцы, несмотря на бомбежки, дни и ночи отправляли составы с солью. Ни на одну минуту не покидали они своего трудового поста.
Организуются партийно – комсомольские и комсомольско – молодежные трудовые бригады, которые идут в авангарде соревнования за выполнение плана и заданий по добыче и отгрузке соли. Так, коммунист А.Ф.Дубинин возглавляет один из передовых солесосов, а комсомолец Геннадий Ионов – одну из лучших комсомольско – молодежных бригад.
Война уносила жизни, оставались обездоленные дети – сироты. Для детей, отцы, которые погибли на фронте, на солепромысле был открыт в 1943 году детский дом на 100 человек.
Исключительную заботу в организации детского дома проявила директор Е.С.Яровая. Она выезжала в героический Сталинград, буквально выискивала в заброшенных окопах, подвалах и блиндажах осиротевших, вшивых, грязных, истощенных детей, привозила их в детдом, мыла, одевала, кормила. Все сотрудники детского дома окружали сирот материнской заботой.
За годы работы детского дома, здесь получили воспитание, обучение, специальность и путевку в жизнь около тысяч сирот. Из числа воспитанников детского дома стали инженерами и техниками - 46 человек, врачами, учителями и офицерами Советской Армии - 27 человек, квалифицированными рабочими - 900 человек. Все они влились в трудовую армию страны.
Партийный и профсоюзный комитеты организовали сбор теплых вещей и подарков для фронтовиков. Было собрано 15 полушубков, 7 пар валенков, 56 комплектов теплого белья, около 150 посылок с продуктами, варежками, носками, кисетами и другими подарками. Эти подарки в составе районного обоза были доставлены защитникам Сталинграда.
Районная газета сообщила благодарное письмо фронтовиков. Вот отдельные его строки:
«…мы с глубокой радостью и чувством сыновей благодарности приняли ваши подарки…Мы знаем, что вы отдали нам все самое лучшее – своим защитникам от ненавистного врага…Мы сделаем все, не пощадим и жизни, чтобы заклятый враг был здесь похоронен, мы разгромим фашистскую нечисть.
Слава вам, труженикам тыла. Тыл и фронт едины, мы победим!»
Одновременно на солепромысле была развернута работа по сбору средств в фонд обороны. Было собрано 232 860 рублей трудовых сбережений. 9 мая 1943 года коллектив получил сообщение Верховного главного командования о том, что на деньги коллектива будут построены боевые самолеты «Соляник».
Эскадрилия самолетов «Соляник» участвовала при взятии города Кенигсберг (Черняховск).

В начале 1942 года в здании средней школы был открыт госпиталь для лечения раненых на 150 коек. Весь инвентарь - кровати, столы, тумбочки, стулья, матрацы, подушки, постельное белье, посуду безвозмездно передали госпиталю жители солепромысла. Более 200 солдат и офицеров выходили работники госпиталя, и они вновь ушли на фронт.
В связи с тяжелым материальным положением детей фронтовиков, Женский Совет под руководством промыслового комитета в 1946 – 1948 годах организовал большую работу по оказанию материальной помощи семьям фронтовиков.
За счет благотворительных концертов художественной самодеятельности, проведение специальной лотереи, сбора пожертвований и других источников при Женсовете был создан материальный фонд на сумму около 150 тысяч рублей. Женщины – общественницы Р.О.Куроедова, Е.Цеханович, Е.Г.Неверова, С.Нывашева другие обследовали семьи погибших воинов, семьи фронтовиков, семьи низкооплачиваемой категории рабочих и служащих и оказывали им необходимую помощь.
В основном средства Женсовета расходовались:
‒ на оплату за посещение детьми детских яслей и детского сада;
‒ на приобретение обуви и одежды для детей школьников;
‒ на оплату группы первоклашек за питание при детском саде;
‒ на единовременную помощь остро нуждающимся семьям.

В тяжелых условиях войны коллектив солепромысла приступил к совершенствованию солесосов. Сначала усовершенствованный солесос начинает разрабатывать соляной пласт на глубину 1,8 м, затем на 2,7 м и, наконец, рыхлитель солесоса забуривается на 3,6 м вглубь соляного пласта.

За успешное выполнение заданий Родины в годы Великой Отечественной войны в 1943-1944 годах, шесть раз коллективу соляников Баскунчака за трудовые победы вручалось переходящее Красное Знамя Государственного Комитета Обороны СССР.
Лучшие производственники были награждены орденами, сотни рабочих – медалями «За доблестный труд». Среди награжденных были имена лучших тружениц и тружеников «Бассоли». Лопатница У.Файзулина была награждена орденом «Трудового Красного Знамени». Машинисты солесосов Г.А.Нескребин и М.Е. Щупкин награждены медалями «За трудовую доблесть». Начальник цеха добычи соли Д.В.Свинчугов награжден орденом «Знак почета».
Все фронтовики отмечены высокими Правительственными наградами за ратные подвиги на полях сражений, а штурман бомбардировочной авиации дальнего действия Михаил Петрович Олов удостоен высокого звания Героя Советского Союза.
Но не все фронтовики вернулись с полей сражений, 117 наших земляков погибли при защите Родины. В клубном парке установлена стела в память о погибших фронтовиках - соляниках.

После Великой Отечественной войны перед советским народом встала задача залечить раны, нанесенные войной. Советский народ начал претворять в жизнь новый грандиозный план послевоенного строительства. С первых же послевоенных месяцев администрация и общественные организации солепромысла одновременно с решением производственных задач взялись за налаживание культурно-массового обслуживания коллектива.
Пришедшие с войны фронтовики явились тем ядром, в которое влилась молодежь и беззаветные энтузиасты художественной самодеятельности. Они сколотили большой работоспособный самодеятельный коллектив. Вспомним поименно: Анастасию Губенко, Александра Криулина, Василия Степанова, Бориса Неледвина, Тамару Мордовцеву, Виктора Заплавного, Апполинария Цеханович, Римму Помазан, Антонину Еремееву, Михаила Пономарева, Александру Кравцову. Николая Дергачева, Гафифу Махмудову, Паскееву Хадичу, Сабира и Мастуру Мухамеджановых, Фаину и Сунгата Ярулиных, Ильясова Шакира, Лапиху Насибуллину, которые подчас, после нелегкого трудового дня, под руководством руководителей Ольги Яковлевны Колосс и Хамзы Сулейменова, вечерами осваивали нелегкую науку самодеятельного искусства.
На клубной сцене вновь открыли занавес классические творения А.Н.Островского и А.П.Чехова – «Дашь сердцу волю – попадешь в неволю», «Бедность не порок», «Счастье хорошо, а правда лучше», «Любовь Яровая», «В шесть часов вечера после войны», «Аршин Малалан»; музыкальные комедии «Асыляр – муз», «Галья-Бину» и др.
Вновь рабочий клуб засиял ярким светом, маня молодежь. Душой молодежных вечеров, в те годы, был аккордеонист Анатолий Телегин. Его мастерство и вдохновение на многие годы остались в памяти соляников. Вновь зазвучали медные трубы духового оркестра под руководством Тимофея Передера. Большую работу проводила и профсоюзная библиотека под руководством Зейнаб Ажибаевой. Здесь проводились литературно – художественные чтения, диспуты, читательские вечера, встречи любителей книги.

Рабочие, служащие Баскунчакского солепромысла дружно вступили в послевоенное пятилетие. Коллектив начал упорную борьбу за выполнение поставленных перед ним задач. Задачи были нелегкие. Соляные поля озера, годные для разработки старыми солесосами, подходили к концу. Требовалось напряжение всех творческих сил, чтобы найти выход из создавшегося тяжелого положения. Выручили рабочая смекалка, рационализаторы и новаторы.
Конструктор А.Ф.Криулин, главный инженер А.Д.Кравченко, главный механик В.Ф.Страшинский, начальник цеха добычи Д.В.Синчугов, старший механик цеха добычи И.Е.Яковенко, электромеханик В.И.Мордовцев, механики солесосов И.С.Беспалов, М.Е.Щупкин, М.С.Кастрыкин, машинисты солесосов В.Г.Кошечкин, А.С.Нескребин, начальник РМЦ А.М. Паскеев, слесари И.П.Волков, А.Мухамеджанов и многие другие новаторы совместно с коллективом ВНИИсоль, блестяще осуществили смелый и невиданный до сего времени метод добычи соли на полную мощность, до первых подстигающих илов, на глубину 8-12 м. Тысячи тонн продукции и экономия миллионов рублей государственных средств были результатом этого новаторства.
В результате развернувшегося социалистического соревнования всех цехов, бригад и звеньев солепромысла, в три с половиной года коллектив соляников выполнил четвертую пятилетку.

В 1948 году за успешное выполнение плана коллектив «Бассоли» был удостоен высокой и почетной награды – переходящего Красного Знамени Совета Министров СССР. Продолжая совершенствовать и модернизировать солесосы, инженерно-технические работники, передовики и новаторы солепромысла добились в 1955 году превращение солесоса в мощный модернизированный солекомбайн, производительностью до 200 тонн в час, что в 2,5 раза более предвоенного солесоса. Одновременно с решением задачи повышения производительности солекомбайнов идет работа по изысканию пути повышения качества добытой соли. Для решения этой задачи сначала в лабораторных условиях, а затем на полупромышленной стационарной установке проводятся опыты дробления и промывки соли рапой озера. Результат ошеломляющий! Вся осветленная соль на полупромышленной установке отвечает требованиям «высшего сорта».
В этой экспериментальной работе, под руководством старшего научного сотрудника ВНИИсоль Б.Ф. Вьюнова активно участвуют механик солемельницы И.Ф.Попов, заведующий химической лабораторией автор этих строк, рабочий-новатор И.А.Ситников и другие передовики солепромысла.
По разработанной, вышеупомянутой бригадой, технологии в конструкторском бюро, под руководством А.Ф. Криулина, создается прицепная установка к солекомбайну для осветления соли. Здесь соль дробится до фракций в 5 мм, интенсивно промывается в рапоотделителе, орошается на погрузочном элеваторе и грузится в вагоны. Год промышленных испытаний и усовершенствований и процесс осветления соли на солекомбайне прочно внедряется в технологию. Процесс усовершенствования, модернизации и освоения новых видов продукции широко внедряется в других цехах солепромысла.
В цехе добычи соли внедряются для погрузки саморазгружающиеся полувагоны, для выгрузки соли из них на солемельницах помольно - погрузочного цеха Владимирской пристани и солемельницы в Н.Баскунчаке были построены завальные ямы, из которых транспортерами соль подается на помольные станки, а затем в баржи и вагоны.
При солемельнице в Н.Баскунчаке строиться участок производства соли в брикетах. Здесь соль на прессах «СМ-143», превращается в брикеты, затем они обжигаются в туннельной печи и грузятся в вагоны. Брикетированная соль применяется для скота, как «лизунец». Несколько позже в цехе добычи внедряются камнезерные машины СМ-89-Л для выработки соляных блоков, посредством вырезывания их из пласта чугунки.

Накануне XXI съезда Коммунистической партии Советского Союза в депо Москва – Сортировочная, где почти 45 лет назад состоялись первые коммунистические субботники, возникло по инициативе молодежи и при поддержке партийной и профсоюзной организаций новое замечательное движение рабочего класса – соревнование за звание бригад и ударников коммунистического труда. Это движение стало быстро распространяться по всей стране.

В ноябре 1960 года вступил в социалистическое соревнование за звание предприятия коммунистического труда и коллектив Баскунчакского промысла. Вступая в социалистическое соревнование рабочие, инженерно-технические работники и служащие солепромысла взяли высокие обязательства: выполнить план добычи соли в 1961 году к 1 ноября, повысить производительность труда на 1%, сэкономить топлива на 2 % и электроэнергии на 1%. Кроме того, коллектив решил в течение двух лет обучить всех работающих основам экономических знаний, систематически проводить политико-воспитательную и культурно-массовую работу в цехах, в клубе, красных уголках, в общежитии.
Началась упорная борьба за выполнение этих обязательств. Коммунисты и комсомольцы показывали образцы подлинно коммунистического труда. Замечательно трудились бригады солекомбайнов коммунистов В.Г.Кошечкина, К.М.Позднякова, П.С.Волгова и многих других. Коллектив солепромысла план 1961 года досрочно выполнил по всем показателям и с новой силой развернул борьбу за выполнение плана 1962 года.
Все новые и новые бригады и смены стремились завоевать право называть себя коммунистическими.
Упорная самоотверженная работа соляников не прошла бесследно. В 1962 году коллективу солепромысла за достигнутые успехи было присвоено звание предприятие коммунистического труда. За эти годы производительность труда возросла на 10%.
Большое влияние на выполнение социалистических обязательств на солепромысле оказало рационализаторское движение. Каждый четвертый, работающий на предприятии, стали членами Всесоюзного общества изобретателей и рационализаторов.

В 1962 году совет ВОИР совместно с техсоветом провели конкурс на лучшее рационализаторское предложение по экономии металлов. В целях развития рационализаторской смекалки совет ВОИР провел также конкурс «Учись изобретать» и «Знаешь ли ты солепромысел?». Конкурсы прошли активно, в них приняло участие более 150 рационализаторов и новаторов производства. За период конкурсов внедрено 93 рационализаторских предложения с экономическим эффектом около 62 тысяч рублей в год.
Постоянная работа по передаче передового опыта всем рабочим по профессиям, обмен опытом работы с другими предприятиями, экономическая учеба коллектива, разработка и внедрение широкого плана организационно-технических мероприятий позволили коллективу солепромысла вывести предприятие в число передовых соляных предприятий страны.
После присвоения солепромыслу звания предприятия коммунистического труда все шире развивается движение за звание смен, бригад и цехов коммунистического труда, а также индивидуального звания ударник коммунистического труда. С конца 1960 годов на солепромысле осуществляется коренная реконструкция основных цехов, осваивается выпуск новых видов продукции.
В результате большого труда и незаурядных творческих способностей начальника конструкторского бюро солепромысла Н.М.Проценко с участием ВНИИсоль, инженеров, техников и рабочих-новаторов, создается принципиально новый орган рыхления соли с усиленными режущими ножами, способный разрушать соль повышенной твердости (чугунку). Для плавного регулирования поступательным движением солекомбайна применен гидрипровод, пульпа, извлеченная из траншеи, поступает на дуговые сита, где происходит отделение рапы.
Солекомбайн снабжен дизель генератором мощностью 350 кВт. Управление узлами и агрегатами производится дистанционно с пульта управления вынесенного из машинного узла.
Все агрегаты и механизмы смонтированы на четырёхосной железнодорожной платформе нормальной колеи. Корпус солекомбайна цельнометаллический. Солекомбайн «СБ 250/130» имел производительность до 300 тонн в час, глубину разработки до 9 м.

Однако модернизация солекомбайнов была хотя и важной, но не единственной задачей партийной организации, инженерно-технических работников, всего коллектива солепромысла в работе по техническому перевооружению предприятия. На 1968-1970 гг., был составлен, а затем и осуществлён комплексный план повышения экономической эффективности производства и социального развития.
В него вошли организационно-технические мероприятия по механизации и автоматизации трудоемких процессов не только на соледобыче, но и на других операциях, улучшению условий труда и быта, росту квалификации, повышению материального благосостояния рабочих и служащих. Для строительства и ремонта солекомбайнов построено депо. Здесь применена механизация на тяжелых монтажных работах.

В 1973 году в строй вошла солефабрика мощностью в год: по помолу соли – 350 тыс. тонн, по фасовке – 100 тыс. тонн, по брикетированию – 200 тыс. тонн, по кодированию – 200 тыс. тонн, по затариванию – 150 тыс. тонн. Соль Баскунчакского солепромысла вышла на мировой рынок: она поставляется в Иран, Ирак, Данию, Финляндию, Афганистан, Швецию, КНДР.
За достигнутые успехи в выполнении заданий восьмого пятилетнего плана по добыче соли и внедрение новой технике баскунчакский солепромысел награжден орденом Ленина.

С каждым годом растет жизненный уровень рабочих солепромысла, их культура, улучшается быт. За годы реконструкции солепромысла вопросам социального развития уделяется особое внимание.
Построено восемь 60-ти квартирных и один 16-ти квартирный дом со всеми удобствами, типовой детский сад на 140 мест, на базе Баскунчакских грязей при больнице открыта грязелечебница, где рабочие и служащие получают необходимое специализированное лечение, открыт ночной санаторий (профилакторий), в котором ежегодно получают профилактическое лечение 330-350 рабочих и служащих. За счет предприятия построен пионерский лагерь для детей коллектива, универсальный магазин, типовая средняя школа, участковая больница с необходимыми специализированными кабинетами и службами, открытая детская музыкальная и детская художественная школы. С 1977 года на солепромысле работает музей трудовой и боевой славы коллектива, которому за большую работу по патриотическому воспитанию молодежи в 1982 году присвоено звание народного музея.
Коллектив солепромысла на заботу Родины отвечает досрочным выполнением планов и заданий. За последние десять лет коллективу Баскунчакского солепромысла за достижение наивысших результатов во Всесоюзном социалистическом соревновании неоднократно присуждалось переходящее Красное Знамя ЦК КПСС, Совета Министров СССР, ВЦСПС и ЦК ВЛКСМ, Министерства пищевой промышленности, областных и районных органов.

Итак, мы рассмотрели развитие Баскунчакских солепромыслов за период с 1747 по 1989 годы.
За 129 лет промышленной эксплуатации Баскунчакского озера было добыто 192 052,8 тысяч тонн соли.
 

Ramzay

Координатор форума
Мы познакомились с цифрами, характеризующими развитие соледобычи на Баскунчакских солепромыслах. Говорят будто цифры – скучная вещь. Смотря, какие и умеем ли мы их считать, слышать их голос. Я привел эти исторические цифры, а вы только вдумайтесь в их значение, постарайтесь услышать их голос.

Цифры дореволюционных лет пропитаны слезами и потом, нуждой и бесправием, каторжными условиями труда и быта. Постарайтесь услышать голос мольбы и отчаяния степняка-киргиза, покинувшего кочевье и пришедшего на озеро, чтобы за пригоршню муки выполнять любую непосильную работу, услышьте резкий свист плети, опускающейся на спину изнуренного непосильным трудом ломщика, услышьте муки и страдания соледобытчика, которые приносят ему рапные язвы, покрывшие все тело, услышьте плач и скорбь семьи чумака, вернувшегося без денег и с больной скотиною, после перевозки соли на промыслах…

С большим воодушевлением, принесшим народной властью, с полной отдачей сил, понемногу, но неуклонно растут цифры добытой соли в первые годы советской власти. И вот резкий скачок, почти вдвое возрастает добыча соли в 30-е годы, внедряются первые машины в озеро – экскаваторы и солесосы, лом и пешня уходят в прошлое. 1935 г - еще на 50% возрастает добыча соли – развернулось всенародное творческое отношение к труду – стахановское движение. Годы военного лихолетия, коллектив соляников отдает все силы для обеспечения фронта и тыла солью. В эти тяжелые годы добыча соли еще возрастает.

В годы восстановления разрушенного войной народного хозяйства страны, коллектив Баскунчака не только достигает, но и значительно превосходит объем производства довоенного времени.
В 70-е годы на промысле ознаменовались резким подъемом количества добываемой соли, значительным улучшением ее качества, освоением новых видов продукции, внедрением высокопроизводительных машин и линий, значительным улучшением социальных условий труда и быта.

Нет, это не скучные цифры! Это цифры титанического труда, это цифры трудовой славы! Они рассказывают также о долгих и напряженных творческих поисках, о бурных технических диспутах и кропотливых испытаниях новых машин и механизмов, они напоминают о горести отдельных неудач, они гордо звучат о нелегких победах.
О нет! Это не скучные цифры! Это цифры о глубокопродуманной и четкой, ритмичной и слаженной, твердой и уверенной трудовой поступи коллектива. Это цифры сыновьей любви, безграничной любви к своему делу, цифры беззаветного служения Родине!

Баскунчакский ордена Ленина солепромысел сегодня – это «всесоюзная солонка» питающая своей продукцией рыбные промыслы Дальнего Востока и Мурманского побережья, бассейна Волги и Закавказья. На многие тысячи километров идут из Баскунчака железнодорожные составы и караваны судов в более 60 областей и краев страны.
Днем и ночью приходят и уходят от погрузочных площадок и причалов тепловозы и волжские суда, загруженные продукцией предприятия. Движение интенсивное: каждые три часа с озера на солемельницы Ахтубинского порта идет тяжеловесный солевозный состав, по 3-4 в сутки речных судов типа «Волга-Дон» отходят от причалов.
Баскунчак сегодня – это машины – гиганты, солекомбайны, бороздящие соляную залежь древнего озера, это взметнувшееся на семь этажей сверкающее стеклом здание солефабрики, это современный городок со всеми условиями настоящего времени.

Сегодня соль – это не только то, что у нас за обеденным столом в солонке, это и искусственный каучук, и пластические массы и тонкие духи, и серебристый мех, это соляная кислота и каустическая сода, медикаменты и краски… Достаточно сказать, что в настоящее время с участием поваренной соли производится более 1500 различных видов промышленной продукции, без которых немыслима жизнь современного человека.
На солепромысле вырабатывается соль пищевая и для химической промышленности. Пищевая соль расфасовывается и затаривается. Для горных районов здесь производится йодированная пищевая соль.
В пятитысячном городке соляников почти все жители связаны с работой солепромысла.
Поколение за поколением соледобытчиков осваивают недра этого уникального месторождения, каждое из которых в трудовых буднях пишет историю орденоносного коллектива.

Сегодня перед соляниками Баскунчака стоят большие задачи по дальнейшему развитию предприятия, и прежде всего, создать и внедрить такую технологию разработки месторождения, которая исключала бы нарушение экологической системы, позволяла бы более полно использовать залежи полезного ископаемого, исключала бы загрязнение месторождения в процессе его разработки.
Необходимо внедрить эффективную защиту месторождения от влияния окружающей среды.
 

Ramzay

Координатор форума
3
РЕЛЬЕФ. ГИДРОЛОГИЧЕСКИЕ И КЛИМАТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ КРАЯ


За огромное время жизни нашей планеты, а оно измеряется почти пятью миллиардами лет, моря неоднократно изменяли свои размеры, оставляя следы своего пребывания в виде более или менее мощных отложений осадочных пород с включенными в них окаменевшими остатками животных и растений.
Озеро Баскунчак когда-то составляло часть огромного древнего моря, в которое входили Аральское, черное и Азовское. Это древнее море заливало своими водами территорию современного Казахстана и Туркменистана, доходило почти до Тянь-Шаньских гор, простиралось на запад до Средне-Дунайской низменности и на север до нынешней Саратовской области.

По предположению некоторых ученых, это древнее море соединялось с Северым Ледовитым океаном. Одним из доказательств этого является тот удивительный факт, что в Каспийском море – только в одном из южных морей водятся жители северных морей – тюлени, которые, вероятно, некогда попали сюда из Северного Ледовитого океана. С течением времени это древнее море меняло свои очертания и размеры. Море отступало на юг, затем снова разливалось с юга на север и опять уходило. Так было несколько раз. В недрах Астраханской области хранится соль, оставленная огромным морем, существовавшим 250 миллионов лет назад. Соль образовалась из обширных, сильно осолоненных заливов этого моря при постепенном его усыхании. Следует сказать, что соль всей суши – морская соль. Дело в том, что основными хранителями соли являются моря и океаны. Солью, извлеченной из них, можно бы засыпать всю сушу земного шара слоем в 130 метров… Моря, существовавшие позднее, прикрыли отложения соли мощными пластами ила, известняка, мергеля и другими осадочными песчано-глинистыми породами.
Захороненная соль не осталась, однако, в вечном покое. Являясь хотя и твердым телом, она под действием поднятия и опускания земной коры, выдавливалась, «всплывала», выжималась к поверхности Земли в виде огромных куполообразных монолитов. Одним из них является озеро Баскунчак. Это уникальное произведение природы фактически есть небольшое углубление на вершине соляной горы, скрытой в толще осадочных пород. Объем только той части горы, которая находится под озером превышает 70 куб. км и весит сотни миллиардов тонн.

Баскунчакское соленое озеро находится в Астраханской области, координаты центральной части его - 48˚12’ северной широты и 46˚54’ восточной долготы от Гринвича. По форме своей озеро представляет неправильный четырехугольник с закругленными углами, вытянутый по направлению с юго-юго-востока на северо-северо-запад. Длинная ось его имеет длину 18 км, короткая – 9,5 км. Длина береговой линии около 60 км, площадь около 100 км².

Более двух столетий озеро Баскунчак привлекает внимание исследователей. Этот интерес объясняется большим промышленным значением уникального месторождения поваренной соли высокого качества, легко доступной для разработки, а также своеобразием зоны солянокупольных поднятий и таинственной горой Богдо, которая является замечательной геологической достопримечательностью. Гора Богдо – единственное место на всей территории Европейской части СССР, в котором выходят на поверхность древнейшие слои земных пород, формировавшихся 250 миллионов лет назад. Большое Богдо – настоящая Мекка для геологов.
В XVIII-XIX веках озеро Баскунчак исследовали и описали многие Отечественные и зарубежные ученые – естествоиспытатели: И.И.Лепехин (1771), П.С.Паллас (1773), С.Г.Гмелин (1777), Таушер (1812), Эрдман (1825), Розе (1836), Вильгельм Гумбольд (1843), Вернейль и Кайзерлинг (1849), Цитович (1856), Карнилов (1859), Троицкий и Сирягин (1860), Бабаджанов (1865), Г.П.Федченко (1870), И.Б.Ауэрбах (1871), Барбот до Марни (1874), Вотянинский (1884).
На основании исследования озера, формы проявления гипсо-соляного карота и были сформированы мнения о происхождении озера Баскунчак и горы Богдо.
Наиболее ранними работами, посвященными непосредственно озеру Баскунчак не утратившими своего значения в наши дни, являются исследования П.С.Палласа (1773), Г.П.Федченко (1870), И.Б.Ауэрбаха (1871).

П.С.Паллас детально описал «…неисчерпаемое соляное озеро», отметил выходы гипса в его крутых западных берегах, выходы источников, описал слой пород, слагающих гору Богдо и падающих к озеру под углом 16-20 градусов, и высказал мнение о том, что соли озеро образовались «…от каменной соли, вымываемой из горы». Исследователь установил, что скорость садки соли в озере (в выломах) составляет 3 вершка в год, т.е. около 13,3 см. Это хорошо сопоставляется с современными данными и свидетельствует о стабильности режима озера за последние 200 лет.
Работа Г.П.Федченко «О самосадочной соли и соляных озерах Каспийского и Азовского бассейнов» (1870), содержит сведения о результатах исследования озера Баскунчак в 1863г. Автором приведены размеры озера (длина 15 верст, наибольшая ширина – 6 верст), а само оно сравнивается с ледником, приобретающим летом бурый оттенок от тончайшего слоя глины и песка, нанесенных ветром; отмечены карстовые колодцы на поверхности озера, покрывающиеся летом тонкой коркой новосадки галита, приведен химический состав данной рапы озера и высказано предположение об образовании месторождения путем выщелачивания из штоков каменной соли и вторичной ее кристаллизации в озере.
И.Б.Ауэрбах (1871 г.) детально описал породы, слагающие южный и западный берега озера. По Ауэрбаху его западный берег сложен пористыми гипсами, где в основном и происходит выщелачивание каменной соли и поступление ее в озеро.
Впервые озеро разведывалось в 1883 году горным инженером Е.Г.Глушковым. Им на озеро были заложены три скважины глубиной от 13 до 47 м, кроме того, была пройдена еще 61 скважина глубиной 4 м. Материалы разведки месторождения позволили судить о физических свойствах залежи, химическом составе соли и о запасах месторождения.
В последующих работах Ф.Чернышева (1888 г.), В.М.Горкема (1890 г.), Мушкетова (1895 г.), Кудашева (1900 г.), П.А.Православлева (1903 г.), А.Д.Ахангельского (1911 г.) и др., были изучены вопросы питания, соленакопления в озере, влияния источников, впадающих в озеро и климата на жизнь месторождения. Описаны слои пород, слагающие гору Богдо и озерной впадины, гипсовые поля и карстовые проявления в приозерной котловине.

В 1927 году партией геологического комитета под руководством инженеров В.И.Скока и С.С.Дубражева на озере пробурено 80 скважин и одна из них глубиной 257,25 м.
На основании материалов данной разведки А.Н.Семихатов и Л.В.Пустовалов определяют общие запасы верхней соляной залежи и ее возраст в 969 лет, выделяют разновидности соли в месторождении (гранатка, чугунка, корневая соль, новосадка), их физико-механические свойства и химический состав, определяют дебет источников, впадающих в озеро и количество солей, вносимых источниками, их влияние на жизнь озера, а также климатические особенности района.
В 1951 году ВНИИсоль пробурено 17 скважин на полную мощность верхней соляной залежи (с севера на юг и с запада на восток). Результаты этих работ обобщены в отчетах А.Б.Вистелиуса, Г.И.Белькова и Г.С.Моторина «Изучение структуры и химического состава соляной залежи озера Баскунчак» (1951г.).
В 1959 – 1961 гг. Волго-Донским ТГУ М.Г. РСФСР и в 1971-1975 гг. Астраханской геологоразведочной партией были проведены буровые работы для подсчета запасов полезного ископаемого. Подводя итог краткому обзору исследований, следует отметить, что в целом Баскунчакское месторождение характеризуется достаточно высокой степенью изученности.
Проведенными исследованиями установлены основные черты геологического строения района и месторождения, вопросы формирования солевого состава рапы и механизм образования соляной залежи, что позволяет нам перейти к краткой характеристике геологических объектов системы.
Баскунчакская солекупольная структура расположена в периферийной части Прикаспийской депрессии на левобережье Нижнего Поволжья, в 50 км от Волги. В рельефе она выражена очень ярко – в виде горы Большое Богдо (абсолютная отметка+150 м) и чаши озера Баскунчак (отметка – 20,5 м) и контрастирует с окружающей степью, имеющий вид слегка всхолмленной равнины с значительным клоном к озеру. Средняя отметка степи составляет всего 15-20 м. Таким образом, разница отметок положительных и отрицательных элементов рельефа, порожденных соляной тектоникой, превышает 170 м.

Наиболее низкой частью структуры является котловина озера Баскунчак, заполненная в основном переотложенной пермской солью. Соляная залежь имеет равную поверхность. Заполненная солью котловина озера летом, когда она свободна от поверхностной рапы, имеет ослепительно белый цвет. В отдельные периоды года озеро или сплошь покрыто слоем рапы глубиной до 20-30 см, или соль пропитана рапой с глубины 2-25 см. В самом озере имеются выходы родников, проявляющиеся промоинами и колодцами.

Озеро Баскунчак находится на вершине погребенного соляного купола. Этот купол огромной величины. Если бы его извлечь из-под земли, он при площади основания более чем в 100 квадратных километров поднялся бы на высоту 1000 м.
Прикаспийская низменность богата соляными куполами. В ней насчитывается около 2000 куполов, в числе которых не менее 5 процентов, поднятых и открытых. Некоторые из них огромны, например, Индерский купол имеет площадь 2500 квадратных километров и высоту около 2000 м.
Прикаспийская низменность – уникальное явление природы. Северная часть Каспийского моря от Махачкалы до полуострова Мангышлак окружена Прикаспийской низменностью, полоса которой от 50 до 250 км шириной вдоль побережья находится ниже уровня океана. Уже в этом проявляется уникальность - на земном шаре нигде нет такой огромной площади суши, лежащей ниже уровня океана. Единственна в мире эта низменность и по уникальности встречающихся на ней природных объектов.

Первое описание Прикаспийской низменности было сделано в 1769 году академиком И.И.Лепехиным при переходе южной части низменности от Красного Яра на Волге до Яман-Коле на Урале.
«Самая большая отменность сей степи, - писал он в своих «записках», - состоит в том изобилии соли, которая, так сказать, по всей степи рассеяна».
Другой, тоже крупный, но уже поднятый купол является гора Большое Богдо. Находясь в двух километрах от юго-западного берега озера Баскунчак, второго не менее уникального объекта Прикаспийской низменности, гора Богдо на 170 м поднимается над поверхностью озера. По контрасту с плоской и пустой окружающей степью Богдо кажется выше своего настоящего «роста». Сложенная из пластов бледно-розовых, зеленовато-голубых, красно-бурых, оранжево-бордовых глин, серых известняков, кристаллического гипса, гора напоминает огромную кучу лент, случайно оброненных сказочным коробейником.
В природе есть минеральные породы от бледно-желтого до ярко-красного цвета, их называют охрами. Они отличаются по своему химическому составу, хотя, как правило, содержат химические соединения железа. Настоящая палитра с красками находится в отложениях горы Большое Богдо у озера Баскунчак. Эти отложения можно наблюдать в обрывах восточного склона горы Богдо. Серые и голубые, бледно-розовые и зеленоватые, коричневые и ярко-красные, желтые и синие, они придают освещенным солнцем обрывам, причудливый и таинственный вид, невольно напоминают о чудесных узорах на поливных изразцах и черепках чаш, находимых на городище Сарай-Бату и изготовленных на красках горы Большое Богдо.

Гора вытянута с востока на запад. Западный склон ее пологий, восточный же круто обрывается. Длинная ось подошвы горы имеет 5 км, короткая не превышает 3. Окружность около 13 км. В обрывах ее восточных склонов выходят на поверхность слои земных пород, относящихся к триасу – древнейшему периоду истории Земли. Название триас происходит от греческого слова «троичность» и указывает на то, что в течение этого периода на дне морей образовалось отложение, состоящее из трех слоев. Начался триас, по данным радиологических исследований, 230 млн. лет назад, длился 35 млн. лет и ознаменовался появлением огромных (до 20 м) пресмыкающихся – динозавров, гигантских ящеров – ихтиозавров, плезиозавров, костных рыб и черепах.
Вторая особенность горы Богдо состоит в том, что фундаментом, ядром горы, является монолит каменной соли, образовавшейся в так называемый пермский период истории Земли, предшествовавший триасу.
Соль, оседавшая из вод обширного залива, высыхавшего и отступавшего моря, существовавшего 250 млн. лет назад, в более позднее время оказалась погребенной мощными слоями осадочных пород. Однако, имея удельный вес меньше удельного веса покрывающих ее пород и обладая, подобно льду в ледниках, асфальту или вару, текучестью, соль медленно, но неуклонно поднималась вверх. «Всплывала» в местах, где покрывающие соль породы оказывались менее мощными в сравнении с соседними участками. Выжимаясь, соль приобретала форму линз, колонн, грибов, а, в общем, куполов, за что такие образования и называются соляными куполами. Места поднятия их на поверхность отмечаются горами, Богдо и есть одна из таких гор.

Таким образом, Богдо – растущая гора. С помощью специальных исследований установлено, что Большое Богдо каждый год становится выше…на один миллиметр! Кажется пустяки. Однако если бы с такой скоростью она росла с момента окончания триаса (195 млн. лет назад), то высота горы была бы 195 км! Значит скорость роста ее в прошлом была значительно меньше или рост ее начался позднее.
И наконец, Большое Богдо относится к редкому числу звучащих гор. Звучащие горы известны и в других частях земного шара. Есть они в Узбекистане в горах Каратау, в скалах Гвианского нагорья на берегу реки Ориноко. В Афганистане, недалеко от Кабула, находится звучащая гора Рег-Раван, в Чили в долине Копиано есть звучащий холм Эль-Брамадор, что в переводе значит «воющий».
Звучащие горы и дали повод народам древности считать их местом обитания горных духов и душ умерших. От тех времен поклонения духам гор, многие из них в Азии получали название святых. Богдо – по-монгольски – святой.
За миллионы лет гора подвергалась большим разрушениям со стороны факторов – ветра, атмосферных осадков, температуры. На скалистых обрывах повсюду следы неглубоких пещер, каменные ниши, пустоты, карнизы, многочисленные, как бы вышлифованные углубления, похожие на гигантские соты. Трубчатые пустоты, различные по форме и величине углубления, в которых воздушные течения вращают окаменелые зерна кварца и яшмы, тонкие пластины из гипса, извилистые щели – вот струны горы Богдо. Все это и есть своеобразные духовные инструменты ветра, играя на которых он делает Богдо звучащей горой. Даже при умеренном движении воздуха, слабом ветре на скалистых склонах слышится неясный гул, напоминающий бормотание. С каждым порывом ветра меняется высота и характер звуков. При сильном ветре неясный гул переходит в протяжное мычание, глухой рокот, прерывистые вздохи, приглушенные стоны.
Неудивительно, что в древние времена, кочевавшие в окрестностях горы калмыки, не зная истинных причин явления, почитали гору священной, местом пребывания горного духа Цаган-Эбугая. В недрах Богдо открыты бурый железняк и свинцовый блеск, медная руда и сера, целая палитра минеральных красок, издавна употреблявшихся кочевниками для ярких окрасок своих кибиток.
Такова уникальная гора Большое Богдо, настоящий геологический музей под открытым небом, памятник древних эпох земли.

Третий, тоже поднятый купол находится в 35 км к северо-востоку от горы Богдо. Место его поднятия отмечено цепью небольших холмов. Самый высокий поднимается на 30 м над поверхностью степи. Вся цепь холмов состоит из круто поднятых пластов известняка, песчаника и гипса. Самый высокий холм называется Малое Богдо, он является ровестником Большого Богдо и также поднимается, растет со скоростью одного…миллиметра в год.
Возвышенности Чапчачи («Рубленная») и Бишчохо («пять холмов») находятся в 75 км к юго-востоку от горы Большое Богдо и на 20-25 м поднимаются над поверхностью степи.
Первые сведения о горе Чапчачи относятся к 1767 году, когда жена калмыцкого князя Замьяна прислала в Астрахань образцы каменной соли губернатору Бекетову. Для обследования местности был направлен прапорщик Вязель. В его донесении сказано: «На месте, называемом Чапчачи, под буграми, соль лежит великими неразрывными слитками толщиной в два аршина. Пробы были взяты в четырех местах, и соль оказалась одинакового качества».
Площадь вершины купола составляет около 3 квадратных километров с запасом полмиллиарда тонн кристаллически чистого, совершенно прозрачного массива соли. Купол открытый. Все купола Баскунчакской системы связаны с пермским периодом полезойской эры.
Среди менее крупных положительных и отрицательных форм рельефа можно указать поднятия Куба-Тау (+37,0 м) и Вак-Тау (+22,4 м), расположенные к востоку от озера. Увалообразное поднятие Куба-Тау имеет меридиональную ориентировку и ассиметричные склоны: отчетливо выраженный западный и очень пологий восточный. С восточной стороны к озеру примыкает вторая депрессия – урочище Кривая Лощина с отметками минус 15-19 м. Довольно высок увал западного берега, один из холмов которого – Убо имеет отметку плюс 32,2 м. Характерной особенностью рельефа рассматриваемой территории является наличие карстовых форм, связанных с площадями развития гипсов.
Гипс – ангидритовые кепроки приозерной степи в нескольких местах выходят на дневную поверхность. Карстовый рельеф особенно сильно развит на Северо-восточном и южном побережье озера и несколько менее на западном. Наиболее распространены воронки, колодцеобразные провалы, слепые овраги, формы и размеры Карстовых проявлений весьма разнообразны. Диаметр некоторых воронок достигает 100 м, а глубина 25 м. Общая площадь гипсовых полей составляет 360 квадратных километров.

На рассматриваемой территории находятся несколько положений, например, лиманы Долбан, Хара-Усун, Тургай и др., которые являются аккумуляторами влаги. На данной территории карст развивается и в наше время. За последние 55 лет мы наблюдали следующие формы карстовых образований:
‒ в середине 30-х годов на западном берегу озера в полутора километрах от него (в районе казахского кладбища) образовался провал в форме круглой воронки диаметром около 10 м и глубиной около 18 м;
‒ в 1952 году на восточном берегу озера, выше озера Горькой Речки, в результате оползня образовалась, по всей западной стороне озерца, щель в вершине шириной около 0,5 м и глубиной около 2 метров;
‒ в 1973 году между поселком Н.Баскунчак и гипсовым комбинатом, рядом с проселочной дорогой, образовалась воронка диаметром около 5 м и глубиной – 10 м;
‒ подобные, но не глубокие воронки неоднократно образовывались между гребнями системы Корчемной балки;
‒ наконец 26 сентября 1989 г. на грейдере Н.Баскунчака – Б.Баскунчак, напротив гипсового комбината, образовалась воронка диаметром около 18 м и глубиной около 27 м.

В областях, занятых гипсом, значительная роль в выработке рельефа принадлежит подземным водам, выщелачивающим соль и гипсы с образованием внутренних пустот и пещер.
Первые сведения о Баскунчакских пещерах мы находим у Г.П.Федченко в его работе «О самосадочной соли и соляных озерах Каспийского и Азовского бассейнов».
Он пишет: «… в одной из пещер, осмотренных мною по западно-северо-западному берегу озера, стены пещеры оказались образованными из известняков. Эта пещера, располагающаяся по дороге между, так называемыми «Средней» и «Верхней» будками над озером, открывается среди обвалов гипса широким окном…Коридор в сажень шириной и саженей семь длины входит в грот пещеры. Стены грота и пещеры представляли массу известняков, выщелоченных водой; в них заметны расщелины и пустоты…»

О пещерах в районе Баскунчакского озера старожилы рассказывают, что в районе горы Богдо имеется довольно большая пещера, в которой якобы скрывались участники восстания под предводительством Степана Разина, и что там спрятано оружие и клад. В другой пещере, расположенной на северо-западном побережье озера, якобы скрывались каракалпаки, похищавшие у местных кочевников скот, и что она настолько велика, что в ней на время прятался этот скот.
Как уже упоминалось выше, на северо-западном берегу озера имеется балка «Пещерная». О наличии здесь пещеры нам кое-что известно. В 1938 году в газете «Сталинградская правда» была напечатана статья «Белое золото», в которой, в частности, рассказывалось о существовании довольно большой пещеры в одном из карстовых провалов в вершине Пещерной балки. В послевоенные годы нам не удавалось найти этой газеты, но мысль об обследовании пещеры осталась на годы.
Наконец, в 1951 году, на Баскунчак прибыла группа студентов университета из Ростова-на-Дону. Мы рассказали руководителю группы о наличии карстовой пещеры на берегу озера, и было решено посетить данную пещеру. Пройдя под палящим солнцем 14 км мы, наконец, достигли гряду карстовых воронок, в верховьях Пещерной балки и решили ее обследовать. Пещера открылась нам довольно крутым колодцем, в поперечнике около полутора метров, из которого потянуло сыростью и холодом. Около 3 м ход шел почти вертикально, затем стал несколько положе. Обращает на себя внимание тот факт, что пещера, действительно, неоднократно посещалась, о чем свидетельствуют надписи на стенах. Продвигаясь далее вглубь пещеры, через несколько десятков метров, высота потолка резко понизилась, и дальнейший путь пришлось продолжить по-пластунски, затем открылся довольно большой зал. Пол зала был выстлан большими и малыми глыбами гипса, на которых и на стенах были видны отшлифованные поверхности – работа подземных вод.
Так, блуждая по темным лабиринтам пещеры, на одной из остановок, мы обнаружили, что недостает двух членов экспедиции. Понятно, какое тяжелое состояние охватило каждого. Все замолчали в глубоком раздумье. И вот где-то, как-будто и недалеко, но очень глухо прослышался разговор.
Оказалось, что наши товарищи, немного приотстав от группы, по ошибке пошли по другому ходу, который оказался отделенный потолочный перемычкой, то есть вторым этажом. Собравшись вместе, обсудили ситуацию: плохую оснащенность экспедиции средствами ориентации, отсутствие теплой одежды и т.д. Решили, экспедицию, пройдя всего 300 м, закончить. Остается добавить, что, обследуя пещеру, мы встречали удивительные нагромождения гипсовых глыб, местами ручейки и настоящее подземное озеро пресной воды, узкие вертикальные и горизонтальные щели и довольно большой зал с высотой потолка около 8 м.
На всем пути признаков жилья (костров, лежанок и т.д.) мы не обнаружили. Температура воздуха в пещере была +6,2ºС при температуре воздуха вне ее +29,8ºС.

Детальное обследование Баскунчакской пещеры провели саратовские спелеологи. Из их отчета следует, что Баскунчакская пещера – типичная карстовая пещера. Она берет начало в древней котловине, состоящей из ряда карстовых воронок с выходами гипса на дневную поверхность, находящуюся в верховьях балки Пещерной северо-западнее посёлка Н. Баскунчак, в 3,5 км от западного берега озера. Наиболее приметный вход №1 расположен в 100 м к востоку от проселочной дороги Б.Баскунчак – Тургай. Он приурочен к системе – вытянутых карстовых воронок, расположенных в верховье балка Пещерная. Пещера, судя по всему, посещаемая довольно часто. На входе есть надписи, датированные 1911 годом и позже. Иногда пещера посещается жителями, а чаще всего – астраханскими, волгоградскими и ростовскими туристами.

С 1979 года пещера активно исследуется саратовскими спелеологами. В 1980 году Саратовским городским клубом спелеологов были проведены топографические съемки Большой Баскунчакской пещеры. В 1985 – 1986 гг. повторно были проведены топографические съемки членами Саратовской секции спелеотуризма: Логиновой Н., Пурясевой А., Трихачевой У., Нефедовым В. По данным съемки установлена протяженность пещерных ходов, равная 1480 м, максимальная глубина – 32 м, площадь пола пещеры – 2800 кв. м, суммарный объем полости – 9400 куб. м.
Средняя ширина пещерных ходов 1,5 м, максимальная ширина до 6 м, минимальная – 0,2 м, максимальная высота потолков 10 м. Установлено, что Баскунчакская пещера состоит из Большой Баскунчакской, имеющей три входа, соединенной с Малой Баскунчакской пещерой с одним ходом. В Лабиринтовой части пещеры имеется четыре зала: Органический зал, получил такое название за обилие органики на стенках и потолках, имеющий три этажа; зал Выхода, названный так за обнаруженный здесь выход на дневную поверхность; зал Живых Камней – назван так за обилие подвижных («Живых») камней и хрупкой фактурой гипса на потолках и стенах и Обвальный зал – на полу лежат обвалившиеся глыбы.
В пещере имеется озеро площадью около 10 кв. м с пресной водой. При химическом анализе воды этого озера установлено содержание сернокислого иона 129,6 мг/л, хлора – 74,5 мг/л, углекислоты – 305,0 мг/л, кальция – 70 мг/л, магния – 18,2 мг/л, натрия и калия (сумма) – 6,9 мг/л. Общая минерализация воды 693,3 мг/л, общая жесткость ее 9,5 мг-экв., устранимая жесткость 5мг–экв. Вода жесткая, пресная, слабокислая. Бактериологический анализ воды показал пригодность ее к употреблению без предварительной обработки.
На отдельных участках пещеры в зимнее время наблюдается рост ледяных сталагмитов. На стенах пещеры распространены вертикальные борозды, образовавшиеся в процессе стекания воды по стенкам. Ширина борозд в пределах 1 см и длина до 1 м. При замере температуры воздуха во многих точках пещеры установлено, что изменение температуры воздуха в пещере происходит в зависимости от удаления точки наблюдения от входа в пещеру. В удаленных точках пещеры от входа суточные колебания температуры, как летом, так и зимой, незначительны, при сохранении повышенной температуры воздуха в пещере зимой и пониженной летом, в сравнении с температурой воздуха вне пещеры.
Содержание воды в воздухе в пещере близко к предельным, а потому относительная влажность воздуха колеблется в пределах 890199 процентов.
Животный и растительный мир пещеры очень скуден, потому что пещера практически сухая, лишенная растворенной в воде органики – основной пищи пещерных обитателей. Поверхность гипсового обнажения покрыта лишайниками, встречаются плесневые грибки. Из позвоночных животных встречаются узорчатые полозы и лягушки. Из грызунов в пещере обнаружена колония общественной полевки, она полностью перешла на подземный образ жизни. Колония обнаружена в средине пещеры, далеко от выходов. Она развила бурную норовую деятельность. Довольно часто в полости пещеры встречаются костные остатки различных животных (летучих мышей, грызунов, змей, хищников), консервные банки, бумага, остатки пищи и другие предметы, оставленные туристами.
По определению клуба спелеологов, пещера может быть рекомендована для туристов, как экскурсионный объект, а для спелеологов – как учебно-тренировочный полигон.

О пещерах в районе горы Богдо в газете «Волга» за 14 декабря 1980 года в статье Ю.Булычевского «Пещеры в степи» читаем: «В районе горы Богдо обшариваем многие воронки, углубления, колодцы. Наконец в одной из воронок обнаруживаем щель, в которую можно протиснуться. Через 15 м открывается небольшой коридор, где можно разминуться вдвоем. И вот неожиданность, перед нами небольшое озеро, вернее, сифон с прозрачной ледяной водой, глубина примерно 2 м. Вода довольно приятная на вкус. Озеро закончилось, завал…»
Одной из находок Богдинских пещер является, так называемый, пещерный жемчуг, который обнаружил сотрудник Астраханского историко-архитектурного музея – заповедника В.И.Головачев. Этот жемчуг похож на настоящий, который находится в раковинах и состоит из того же самого минерала – кальцита. Если распилить пещерную жемчужину, то в ней, как в настоящей, будут видны концентрические слои. Но, конечно, их трудно сравнивать. Небольшая примесь органических веществ дает настоящему жемчугу прозрачный опаловый блеск, а пещерный жемчуг такого не имеет, он не живой. В районе Богдо мы нашли множество других пещер, естественных колодцев, шахт». Имеются также пещеры в районе Белой балки.

Краткий обзор рельефа Баскунчакской солянокупольной структуры указывает на значительное развитие форм поверхности на сравнительно небольшом участке. Здесь встречаются и горные пейзажи Большого Богдо, и высокое западное побережье с хорошо развитой овражно-балочной эрозионной сетью, и типичный карстовый рельеф (северного и южного гипсовых полей), и равнинный лиманно-степной участок, почти без следов эрозии. Необычность сочетаний столь различных форм ландшафта, рассматриваемой территории особенно подчеркивается тем, что со всех сторон она окружена однообразной плоской равниной Северного Прикаспия. Берега озера окаймлены двумя ясно выраженными образионными террасами – современной и более древней. Последняя расположена на 8-9 м выше уровня воды.
Как уже было сказано выше, котловина Баскунчакского озера представляет собой центральное понижение прилегающей степи, почему значительная площадь окружающая озеро, является водосборной для него. Стекающие в течение длительного времени поверхностные воды производили работу эрозии и при участии выветривающего влияния атмосферы в значительной степени усложнили рельеф, подготовленный техническими процессами, проработав более или менее глубокие и развлетвленные балки, особенно развитые в западно и северо-западном побережьях озера, более возвышающихся над уровнем его.
В результате этой эрозионной работы воды, здесь в настоящее время глубоко прорезаны хвалыпские, хазарские и бакинские отложения, в большинстве случаев до обнаружения более древних подстилающих их пород мелового и пермского возраста.

Прибрежные балки служат путями, проводящими в озеро снеговые и дождевые воды, стекающие по поверхности. Воды эти несут в озеро большое количество взвешенных глинистых частиц, обломков кристаллов гипса и другие материалы, загрязняющие прибрежные отложения соли и распространяющиеся вглубь озера на 1500 м и более от устьев балок. Таким образом, балки проводят в озеро большую часть «диких» вод озерного бассейна. Другим важным деятелем, питающим озеро, являются минеральные источники, впадающие в озеро, которые наиболее распространены в западном и северо-западном побережьях озера и, вытекая из пермских гипсов, обнаружающихся в балках, изрезывающих берега озера, несут в него соленую воду. В связи с засоленностью почвы северно–западного и северного побережья озера растительный покров здесь представлен разреженной полынью, отсутствием кустарниковых и древесных пород. Широкое развитие здесь получили подвижные пески с останцами выветривания и барханами. Такой характер берегов удерживается, примерно до Корчемной балки, от параллели которой к югу он резко изменяется: как в балках, так и по береговым обрывам, из под которых просачивается вода, появляется довольно богатая растительность, состоящая из цветущих трав и даже деревьев. Воды здесь почти пресные или слабосолоноватые, вполне пригодные для питья.
В Суриковской балке имеется источник минерализованной воды, по своему составу он приближается к ижевским и новоижевским сульфатно-хлоридным водам сложного катионного состава. Ижевские воды широко применяются при лечении желудочно-кишечного тракта, печени, желчных путей, хронических болезней почек и мочевого пузыря. Воды Суриковского источника с успехом могут быть применены для лечебных целей.
Среди балок и оврагов существуют некоторые совершенно сухие. По ним вода течет только во время таяния снега и при выпадении дождей, в некоторых протекает едва заметная струя, пересыхающая летом, и, наконец, в некоторых текут довольно мощные источники с дебитом до 50-70 л/сек и более, которые играют значительную роль в поддержании уровня рапы в озере. Причем источники западного и северо-западного берегов озера несут довольно соленую воду (до 10-14% хлористого натрия), и напротив источники юго-западного и южного берегов озера несут довольно мощный водный поток Горькая речка (или Горький Ерик), который вносит в озеро воду со значительным содержанием хлоро-магниевых солей. Целый ряд исследователей давно уже оценил важное значение минеральных источников, впадающих в озеро, в жизни его.
Первым исследователем, пытавшимся подойти к выражению конкретными цифрами роли минеральных источников, был профессор П.А.Православлев, который в 1902 году подсчитал количество солей, вносимых ежегодно в озеро восьмью источниками, определив его в 885000 тонн. В 1919 году этот вопрос был затронут Баскунчакской Горно-Технической станцией. Было обследовано 16 источников, годовое поступление солей, от которых составило 8000000 тонн.
В 1925-1926 гг. наблюдения за источниками были проведены заведующим химической лабораторией «Бассоли» Е.В.Миловановым.
В 1927-1928 гг. источники, питающие озеро, были всесторонне изучены профессором Л.В.Пустоваловым.
В 1937 году озерная котловина и деятельность источников изучались А.П.Николаевским.
В 1948-1953 гг. деятельность источников изучалась химической лабораторией «Бассоли» под руководством автора.
В 1964-1965 гг. стационарные наблюдения за источниками, питающими Баскунчакское озеро, проводил Всесоюзный научно-исследовательский институт соляной промышленности.
В 1971-1975 гг. на источниках регулярные замеры производились Астраханской комплексной геологической экспедицией.
И, наконец, в 1986 году замеры дебита источников производила полевая партия Ленинградского госуниверситета и института Земной коры.
 

Ramzay

Координатор форума
По данным упомянутых авторов источники вносят в озеро от 4 до 8 млн. куб.м. минерализованных вод. И соответственно они в озеро приносят от 500 до 900 тыс. тонн солей. Исключение представляет 1952 год, когда произошла разгрузка грунтовых вод в котловину озера и источник Горькая речка, увеличив дебит в 60 раз, принес в озеро более 22 млн. куб. м воды.
Из материалов упомянутых источников обследований деятельности источников мы видим, что с 1971 года количество вносимых вод, падает до 2-2,5 млн. куб. м в год, и на этом уровне поступление вод источников в озеро сохраняется до настоящего времени.
Такое значительное снижение привноса вод источниками в озеро, нам представляется объяснимо. Во-первых, тем, что ввиду падения уровня воды в реке Волга, в связи с постройкой Волжской ГЭС, грунтовые воды Баскунчакского района стали перемещаться в сторону реки Волги, в результате наблюдается снижение уровня грунтовых вод в окружающей озеро степи на 1,5 – 2 м. Вторым немаловажным фактором снижения горизонта грунтовых вод, по нашему мнению, является значительное потепление за последние 15 лет в зимний период года. Зимы стали более мягкими, зачастую небольшие морозы сменяются оттепелями, снежный покров неустойчив, несколько раз в году исчезает, влага вымораживается, накопление влаги в почве не происходит, она не поступает в глубинные горизонты, не пополняются запасы грунтовых вод. В результате неоднократных, за зиму смен морозов на оттепели, к весеннему солнцестоянию, как правило, степь не имеет снежного покрова, паводки слабые, лиманы и другие понижения в большинстве своем в лето, входят сухими. Климатические условия оказывают непосредственное влияние на физико-химические процессы, происходящие в жизни Баскунчакского озера.
Не останавливаясь подробно на отдельных элементах климатического режима, мы ограничимся лишь общими выводами из многолетних данных метерологической обстановки.

Характерными особенностями пустынно-степного климата являются: жаркое лето, более или менее суровая зима, резкие переходы от зимы к лету, повышенное атмосферное давление, частые ветры, сухость воздуха, особенно летом, незначительные атмосферные осадки.
Так, судя по многолетним данным, климат этого района по температурному режиму занимает крайнее место во всем засушливом юго-востоке Европейской части СССР, а по годовой сумме осадков представляет собой скудно орошаемую поверхность и относится к той же области осадков, к которой принадлежит и пустыня Гоби.
Количество атмосферных осадков для Баскунчака по многолетним данным равно 237 мм и падает в отдельные годы до 89,7 мм (1919г.) Годовая испаряемость превышает сумму осадков в шесть раз и достигает более 1400 мм. Для Баскунчакской полупустыни характерна низкая относительная влажность воздуха, начиная с весны (конец марта) и в течении всего лета. В среднем в году она составляет 66%, а минимальная величина ее снижается до 8-10%. Континентальность климата находит отчетливое выражение и в амплитудах температур воздуха, как летних и зимних, так и годовых. Январская температура для этого района в среднем составляет – 10,7є, а июльская +25,3є. Абсолютный минимум – 37,0є, при абсолютном максимуме +44,0є. Таким образом, амплитуда колебания температуры воздуха составляет 81,0єС.
Снежный покров отличается незначительной мощностью и на более или менее равных местах в среднем годовом выводе составляет около 10см.
Деятельность ветра в данном районе выражена чрезвычайно сильно, количество безветренных дней в году, в общем, не превышает 2-3%. Средняя годовая скорость ветра равна 4,7 м/сек, однако не редки случаи, когда воздушные массы передвигаются со скоростью 15-18 м/сек и ежегодно, несколько раз в году, наблюдаются шквальные и штормовые ветры со скоростью 23-25 м/сек и более.
Сильные ветры и огромные степные пространства покрытые подвижными песками, окружающими озеро, способствуют развитию пыльных бурь.
Пыльные бури обычно наблюдаются после снеготаяния и в годовом выводе составляют 74 дня. Песчано-пылеватые частицы, переносимые пыльными бурями, оседают на поверхность озера, и оно из ослепительно-белого, уже к середине лета, становится темно – желтым.
Наблюдениями автора, с помощью масляных пылеуловителей собственной конструкции, установленных на поверхности соляного пласта озера, за период с 15 августа по 15 октября 1952 года определено, что пыльными бурями на зеркало озера внесено около 10 тыс. тонн взвешенного материала. Поскольку смерчи и пыльные бури имеют, для жизни озера повышенный практический интерес, ниже мы приводим особо интенсивные явления природы, наблюдавшиеся за последние 50 лет.

Шторм на озере
Наступил рассвет. Озерная рапа посветлела, берега озера и скалы горы Богдо стали мрачными, а песчаный озерный пляж засветился желтизной песка и зеленью весенних трав и кустарников. Весело подул слабый ветерок. Он взволновал озерную гладь и погнал широкие волны, которые раскатывались по заболоченному шлейфу и ударялись о береговую насыпь, развиваясь при этом на многие тысячи серебристых капелек, падающих на хлопьях снежно белой пены. Волна за волной прокатывалась по пляжу, где затухали и исчезали, оставляя на конусах выносов куски шпал и другие плавучие предметы. Ветер нарастал, и, как часто здесь случается, вдруг сразу превратился в неистовый шквал, который с ноющим завыванием разразился над всем краем. На поверхности разбушевавшегося озера с диким гулом катились тяжелые, словно свинцовые валы рапы, с бешеной скоростью, ударявшиеся в забойку, спускающуюся в озеро, в железнодорожные озерные пути и цеховые производственные строения.

Свинцовые волны, налетая на забойку и озерные пути, размывали соляной пласт, образуя глубокие промоины. Удар за ударом они расслабляли соединения рельс, обрывали металлические растяжки, которыми рабочие пути крепились к соляному пласту, разрывали соединения рельс железнодорожного пути, и, подхватив оторванные звенья пути, отдельные шпалы, разбитые шпальные железнодорожные переезды и детали разрушенных строений, уносили их с потоками рапы.
Со стонущим ревом тяжелая рапа накатывалась на береговую каменную отмостку, на шпальные ящики забойки и крепления берега, где она кипела, и клокотала, как вода в перегретом котле. Все новые волны перекатывались и дробились здесь о камену отмостку берега и деревянные сооружения, разрушая берег и вынося на отмель все, что она захватила с собой: шпалы, оторванные звенья железнодорожного пути и детали разрушенных строений. Столбы вспененной рапы с гулким плеском падали назад и исчезали среди бушующих волн нового прибоя. К вою ветра и шипению воды примешивался грохот грома, и все эти ужасные звуки, сливались в оглушительный шум разбушевавшейся стихии.
Так продолжалось десять-пятнадцать часов, а иногда и сутки. Обычно такие штормы наблюдаются в конце марта – начале апреля месяцев при ветре северной четверти. В такие часы северная часть озера полностью освобождается от поверхностной рапы, а на противоположном участке его уровень рапы достигает 80-100 см, образуя почти вертикальную стенку.
Вдруг сила ветра резко упала. Отхлынувшая от берега рапа тяжелым валом покатилась на оголенные площади озера, смывая все, что ей попадалось на пути, и снося в выломы. Такой сильный шторм, а он случается весной почти ежегодно, за несколько часов, разрушает многодневный труд немалого коллектива путевых рабочих цеха добычи соли.

Смерч
17 июня 1932 года. Полдень. Стоит невыносимая жара. На небе ни облачка, полный штиль. С запада на поселок надвигается рыже-красная туча, охватившая весь горизонт. Эта своеобразная туча движется на восток быстро, слышен все нарастающий гул. Через несколько минут ветер загудел словно в трубу все усиливая силу. Неистово застучали ставни окон, забили в окна песчинки и мелкие камушки, загрохотала железная крыша. Гул и грохот резко возрос, потемнело, как в сумерки. Такое неистовство природы продолжалось около получаса. Эта буря также внезапно прекратилась, как и началась. Затем пошел очень сильный ливень, громыхала гроза, от грозовых разрядов сотрясались здания, дрожала земля. Это был не дождь, а настоящий водопад из сплошных струй воды, в метре ничего невозможно было разглядеть. Ливень продолжался 25-30 минут. В результате дождевые воды заполонили все низины, и мощные потоки воды через водосливы оврагов и балок устремились в озеро, что не всегда во время весеннего паводка. Насколько велика была скорость ветра, можно судить потому, что со многих домов были сорваны трубы, во многих домах и окнах были выбиты стекла подхваченными камнями и другими предметами, сплошь были повалены заборы, оборваны провода электропередач, свалены столбы электролинии, обломаны могучие скелетные ветви деревьев, с водонапорной башни была сорвана крыша, и эта махина весом около тонны была перенесена примерно на два километра и упала в озеро. Как позже удалось выяснить, накануне шквала, температура воздуха была около 35є С, скорость ветра достигала 32 м/c , осадков выпало 35 мм.

По характеру разрушения, скорости ветра, количеству выпавших осадков, сопровождавшихся грозой, локальности распространения – данное явление природы является – смерчем. Смерчи в Баскунчакской степи наблюдается 1-2 раза в год, но такой мощный смерч старожилы не помнят.

Сульфатная пыльная буря
С конца марта 1950 года в течение 6 дней, в районе озера удерживался ветер юго-восточного направления с отдельными усилениями до 14-17 м/с с небольшим снижением скорости его на ночь. Через два дня окружающая озеро местность вытянулась белёсой мглой, видимость снизилась до 3 баллов. В последующие дни мгла усилилась. После полудня, 4 апреля скорость ветра упала, а ночью на 5 апреля ветер сменил направление на западное и наступил почти полный штиль. Утром 5 апреля мы обнаружили, что капоты автомобилей, находившихся в автогараже, покрылись налетом белой пыли. Белый налет мы обнаружили так же на ветвях кустарников и деревьев с наветренной стороны. Собрав эту пыль, в лаборатории «Бассоли» мы произвели химический анализ ее, который показал следующий состав пыли (в процентах на сухую навеску):
Нерастворимый остаток………………………….26,65
Сернокислый натрий……………………………...65,56
Сернокислый кальций…………………………..…4,86
Хлористый натрий……………………………….....0,81
Хлористый магний………………………………….0,86
Углекислый кальций………………………………..0,02

Что это за пыль и откуда она принесена ветром? Разгадку на этот вопрос мы получили поле обследования степи в радиусе примерно 100 км от озера.
И повсюду, в беседах с жителями мы установили, что до 5 апреля наблюдалась пыльная мгла, а затем осаждение белой пыли на траве, кустарнике и зданиях, причем чабаны заметили, что у скота после выпаса появилось расстройство желудка и с периодической печати мы узнали также, что это явление наблюдалось в степях Харабалинского района и в районе Палласовки.

Мы приходим к выводу, что сульфатная пыль в наш район была занесена ветром из залива Каспийского моря Кара-Богаз-Гол, где после зимней выволочки, на берегах скапливается много тенардита. С потеплением тенардит, теряя кристаллизационную воду, превращается в белоснежный порошок, легко переносимый ветром.
Район богат солончаками и солеными озерами, в том числе имеются сульфатные озера с данными отложениями тенардита, астраханита, мирабилита и глауберита. Наиболее крупными из этих озер являются: Арел-Сер, Горькое, Эльтон, Боткуль, находящиеся в 40-110 км на север от Баскунчакского озера, сульфатное озеро Талтапан в 40 км на восток от Баскунчака и другие.

Ближайшая к озеру степь представляется барханными песками, частью покрытыми растительностью, а частью представляющими открытые подвижные пески. И, наконец, далее на восток вглубь Казахстана, Баскунчакская степь примыкает к огромным пространствам соров и соленых грязей Хаки.
Наконец, мы остановимся на замечательном творении природы – Баскунчакских лечебных грязях.
Выше мы отмечали, что в результате поверхностного стока и деятельности источников, впадающих в озеро, а также Золовых осадков, на побережье озера образовался пляж, сложенный из осадочных пород прилегающей к озеру степи. В результате биохимических процессов, за длительное время, образовался тонкий, вязкий, черный ил с резким запахом сероводорода. Ещё в XVIII веке были известны целебные свойства рапы и грязей. Так, в Горном журнале за 1827 год говорится: «Сколь с одной стороны рапа вредна здоровью людей, столь с другой имеет целебную силу в некоторых болезнях. Имеющие на теле известные свищи от нечистоты крови и одержимые ломотными болезнями, нередко приезжают на соленое озеро Баскунчак для лежания в соленой грязи и купания в рапе…» О лечении «диким способом» методом закапывания больных в естественную залежь грязей до недавнего времени напоминали еще корытообразные углубления на западном берегу озера.

Впервые в 1895 году, лечение баскунчакскими грязями, в стационарных условиях, было применено врачом И.А. Деминским. В 1952 году автором этих строк, были отобраны пробы баскунчакских грязей и рапы и доставлены в Сочинский бальнеологический институт на предмет исследования. Испытание баскунчакских грязей и рапы показали высокие бальнеологические свойства на уровне известных здравниц.

В 1956 год, инициативный человек и хороший специалист, главный врач местной больницы Зареп Григорьевич Языджан, при содействии директора солепромысла И.В.Руссо и директора гипсового завода И.А.Панфилова, построил при больнице грязелечебницу. Здесь получали грязевые и рапные ванны, души и другие процедуры. Причем в этой грязелечебнице поправляли здоровье не только работники солепромысла и гипсового завода, но и труженики колхозов, предприятий и учреждений района. Затем, после перевода инициатора на другую работу, грязелечение стало сокращаться, а в 1971 году грязелечебница была закрыта.

За семью замками запечатаны недра… А вот выбежал из карстовой расщелины легкомысленный ручеек, рассек, как саблей, крутой берег озера и побежал, поскакал по распадку, выбалтывая сокровенные тайны недр. «Тут гипс» - как бы кричит ручеек, вынося тонкие, блестящие чешуйки. «Здесь и сера», - молвил ручеек и в подтверждение своего «секрета» выпустил пузырьки неприятно пахнущего газа – сероводорода. Не умеет хранить тайны болтливый ручеек и по руслу своему отложил белые выцветы, раскрыв секрет своего происхождения от растворения каменной соли. Здесь в этой приозерной степи, в лабиринтах красных глин, тяжелых песчаников и конгломератов горы Богдо геолог видит, как насыщена Земля памятью прошлого. В самых верхних ее слоях – орудия, черепки сосудов и другие предметы человеческого обихода. Глубже – стволы древних растений, кости вымерших животных. А еще ниже, в пока недоступной нам глубине, таятся древние химические элементы – огарки звездного вещества.

Трудно передать ощущение, охватывающее тебя, когда еще и сейчас прямо на поверхности земли тут и там сохранились россыпи раковин моллюсков, обитавших в древнем море. Сейчас, в этой степи обступает человека плоская растрескавшаяся, выжженная солнцем земля, покрытая редкой растительностью из полыни и солянки. Не верится, что здесь могло быть что-то иное, что когда-то была вода, которую сейчас с трудом добывают из глубоких скважин, что могла процветать иная жизнь. Однако наука доказывает, что совсем недавно, всего несколько сотен тысячелетий назад, Прикаспийская низменность была дном Южного моря.

В.Г. Очев в своей книге «Тайны пылающих холмов» пишет, «…В Южном море процветала бурная жизнь, что на обнажившихся в промоинах илах Южного моря на вершине горы Богдо находят остатки древних земноводных. Здесь встречались лабиринтодонты, паротозавры – потомки ветлугозавров и непосредственные родоначальники крупных эриозухов, большие «кладбища», которые мы раскапывали на Денгизе и Бердянке в отложениях времен Озер и Болот. Но чаще всего попадались здесь другие лабиринтодонты (лабиринтодонты жили в триасе). Эти земноводные внешне напоминали крокодилов или саламандр. Длина их тела достигала 5 м. Обитали они в заболоченных лесах, озерах, реках. Тремотозавры имели длину тела около метра, а старые особи достигали двух метров. Тремотозавры, отличаются очень длинной и очень узкой мордой. Они охотились на рыб, стремительно нагоняя свои жертвы в толще воды».
В одну из экспедиций Саратовского Госуниверситета под руководством профессора С.П. Рычкова, череп такого тремотозавра был вырублен из очень плотного известняка в штольне горы Богдо, где находятся мощные отложения южного моря с остатками древних земноводных. Кажется, что с глаз спадает какая-то пелена и они глядят прямо в глубину времени, а современная человеческая жизнь соприкасается с прошлым, давно исчезнувшим, но совершенно реально осязаемым.

Без этого знания мы никогда не поймем, как появились, как исторически сложились среди всей остальной жизни, мыслящие существа – мы, люди! Только прикоснувшись к познанию прошлого, мы можем по-настоящему понять истинную ценность жизни. Чтобы оценить настоящее, нужно хорошо знать прошлое!
 

Ramzay

Координатор форума
4
СОХРАНЕНИЕ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО РАВНОВЕСИЯ


Жизнь Баскунчакского озера находится под воздействием трех основных факторов:
- деятельности человека;
-режима паводковых и грунтовых вод;
-эоловых процессов, происходящих в окружающей степи.

О Баскунчакском озере знает, наверняка, каждый еще со школьных лет. Слышали, что в несколько сот метров толща соли «всесоюзной солонки» обеспечит этим пищевым продуктом и сырьем для химической промышленности и нас, и наших детей, и многие, многие поколения. И для многих, наверное, громом среди ясного неба стали выступления газет: Баскунчак в опасности! Беда! Что же произошло?

Как отмечалось выше, промышленная разработка соляных отложений озера началась в пятидесятых годах прошлого века, а резко возросла после пятидесятых годов нашего столетия. Так, если в конце прошлого – начале нашего века общая добыча не превышала 300-500 тыс. тонн в год, т. е. была сопоставима с привносом солей только источниками, в 40-х немного превышала один миллион тонн в год, то в восьмидесятых – достигла 5,8 млн. тонн, что превышает естественный привнос соли почти в три раза. И только около 20 процентов добытой высококачественной соли используется на пищевые нужды. Остальное забирает промышленность на различные химические производства. И…на посыпку дорог! Зимой, чтобы не было скользко.

Значительное увеличение добычи соли послужило также причиной быстрого роста площадей выломов и интенсивного сокращения открытой площади залежи. Ввиду несовершенства применяемой технологии разработки месторождения солекомбайнами, которые отработанный шлам сбрасывают в собственные выработки, произошло быстрое заиление отработанных полей озера. И далее, существенным недостатком солекомбайновой разработки озера являются большие потери соли, как с отходящей рапой, так и в оставляемых между полями блоках – целиках.
Таким образом, практика интенсивной разработки Баскунчакского озера солекомбайнами показала, что при нарушении естественного режима соленакопления, месторождение не является неисчерпаемым.
Вторым, не менее важным, фактором, способствующим сохранению промышленных запасов месторождения, является защита его заиления материалами сноса. По карте Нижнее-Баскунчакского района (М-38-1) в масштабе: 1:500000 площадь котловины Баскунчакского озера исчисляется приблизительно в 1075 кв. км, что в 8,5 раза превышает площадь самого озера. Рельеф котловины в периферии в основном равнинный с значительным уклоном к озеру. Ближе к озеру рельеф характеризуется наличием многих балок и оврагов. Некоторые из них уходят далеко вглубь прилегающей степи и берут начало в 2,5 – 3 км от берега озера, как например, Горькая речка, балки Улан-Благ, Шаровская, Пещерная, Кородонская и др. Прибрежные балки служат путями, проводящими в озеро дождевые и снеговые воды («дикие воды»), стекающие по поверхности. Воды эти несут в озеро большие количества взвешенных, глинистых частиц, обломки гипса и других пород, слагающих побережье озера и загрязняющих прибрежные отложения соли. Распространяются они вглубь озера на расстояние 1000-1500 м и более, образуя, так называемые, конуса выносов. Во время обнажения озер от поверхностной рапы, эти выносы окраской вполне соответствуют тем вышележащим породам, которые являются источником их возникновения.
Например, балка Красная, берущая начало у северо-восточной оконечности горы Богдо, в области распространения красных глин, в весеннее время, приносит большие количества названных глинистых частиц, окрашивающих поверхность соли в грязно-красный цвет.
Суриковская балка, берущая начало из корытообразного понижения Западных склонов Богдо, имеет выносы бурого цвета, также как и Пещерная балка на северо-западном побережье озера и т.д.
Образовавшиеся конуса выносов, вследствие перемещения рапы по поверхности озера, под воздействием ветра, частично размываются, и принесенный «дикими водами» песчано-глинистый материал конусов разносится по всему побережью озера, а потому берега заболачиваются и площадь открытого соляного пласта сокращается.

Для осветления «диких вод» от взвешенного материала, образования прудов, закрепления почвенного покрова древесно-кустарниковыми насаждениями в санитарной зоне озера, как отмечалось выше, было сооружено 32 плотинных запруда и 24 водосборных вала, а для ухода за гидротехническими сооружениями, посадки древесной и кустарниковой растительности на солепромысле был создан цех лесомелиорации.
По балкам и оврагам, а также у водоемов, около плотин и у водосборных валов были высажены засухоустойчивые древесные культуры. Впервые засухоустойчивый кустарник, для закрепления подвижных песков, в районе балки Улан – Благ (тогда называлась «резак») был высажен в 1896 году под руководством основателя больницы солепромысла врача И.А.Деминского, саженцы которого им были привезены из г. Астрахани. На слабых песчаных участках западного берега озера был рассажен засухоустойчивый кустарник, что способствовало закреплению почвы, прекращению развития подвижных песков и сокращению процесса оврагообразования.
Создание зеленых оазисов в балках и оврагах вызвало естественный процесс приживания кустарниковых пород в карстовых воронках. В это же время проводилась большая работа по озеленению поселка. Все балки и овраги в черте поселка, а также и его улицы были засажены древесной и кустарниковой растительностью, было разбито два парка отдыха. В последующие годы и особенно за последние два десятилетия, внимание к содержанию гидротехнических сооружений и зеленых насаждений, было ослаблено, а затем и полностью эти работы были прекращены.
В результате большинство водосборных валов пришли в ветхость (земля просела, образовались прорывы), плотины и запруды по западному берегу озера в основном разрушились. Вешние воды снесли в озеро материал тела плотин, что вызвало усиленное развитие конусов выносов и заболачивание западного берега озера. Усилился процесс оврагообразования, особенно по северному и северо-западному побережьям озера, где снесенными в озеро породами соляной пласт покрылся на 0,5 – 1 м.
В связи с разрушением плотин нарушились условия для осветления паводковых вод не только от песчано-глинистых пород, но и от обломков кристаллов гипса, которые стали отлагаться на соляном теле по руслам потока этих вод. Так, в отобранных нами пробах на конусах выносов, против балок Родниковая и Пещерная в наносном материале, сложившем эти конуса выносов, обнаружено до 13% гипса, а в конусах выносов против Ак-Джарской группы балок – до 27%, в то время, как против балок южной группы, с сохранившимися плотинами, содержание гипса в материале конусов выносов колеблется от 0,5 до 1,2 %.
Вследствие гибели кустарника по западному берегу озера от балки Улан-Благ до Шаровской балки образовались подвижные пески. Вырублены под застройку жилых домов бывший летний сад (Гулящий садик), часть насаждений океанской балки, погибает в ее верховье парк отдыха (садик «Стахановец»), аллея между улицами М.Горького и С.Кирова, насаждения в Суриковской балке, у озера Хара-Усун и другие. Расположенный на западном берегу озера рабочий поселок весьма отрицательно влияет на сохранение месторождения. Обращает на себя внимание антисанитарное состояние поселка, производственных цехов и учреждений. Если так сказать, лицевая сторона главной улицы поселка – им. М.Горького, выглядит более или менее чистой, то задворки этой улицы, как и других, - сплошные свалки. Особенно неблагополучен в этом микрорайон, его территория захламлена бумагой, оберточными средствами, тряпьем и т.п., территория никем не убирается. Контейнеры для сбора отходов зачастую вывозятся несвоевременно и переполняются. Не соблюдаются санитарные требования в производственных цехах. Например, железнодорожная станция обтирки, другие отходы сбрасывает прямо в озеро, район солефабрики захламлен бумагой и отходами производства, захламлены территории автоцеха, ремонтно-механической мастерской, строительной группы и других цехов. Центральная свалка размещена на восточной стороне холма Убо, имеет уклон в сторону озера, захоронение отходов производится нерегулярно.

Наконец, большое влияние на жизнь озера оказывают осадки, заносимые ветром на поверхность соляного пласта.
Мы отмечали выше, что в районе Баскунчакского озера средняя годовая скорость ветра равна 4,7 м/сек и нередки случаи, когда скорость ветра достигает штормовых значений, при этом число безветренных дней в году колеблется от 7 до 11. Постоянные ветры и большие пространства, покрытые подвижными песками, а также побережье озера со слабым травяным покровом, разбитым скотом грунтом, способствуют развитию пыльных бурь.
Пыльные бури обычно возникают в данной местности сейчас же после исчезновении снежного покрова и в году составляют 74 дня.
Источниками образования пыльных бурь являются кроме того множество грунтовых дорог в районе озера, а также улицы поселка, не имеющие твердого покрытия.
Ветер, смерчи и вихри, проходя по территории подвижных песков, слабозадернованных грунтов котловины озера, по захламленному поселку, увлекают с собой песчано-глинистые породы, бумагу, тряпки и другие лёгкие предметы и сбрасывают их в озеро, отчего ослепительно-белая его поверхность, уже к середине лета, приобретает грязно-желтый цвет.

Вопрос о защите Баскунчакского озера и его уникальных природных богатств, еще с конца 60-х годов, поднимался неоднократно в областной и районной газетах, на сессии поселкового совета, но, однако, никаких действий по сохранению окружающей среды не принимается.
Для сохранения экологического равновесия и рациональной разработки месторождения им представляется необходимым:
1. Поступить к осуществлению проекта защиты озера, который имеется на предприятии.
2. Решить вопрос об изыскании новой, более совершенной технологии разработки месторождения, увеличив глубину разработки залежи, сократив потери при эксплуатации, и более эффективного обогащения сырья, исключающего сброс отработанного шлама в выработки.
3. Разработать комплекс мероприятий по значительному улучшению санитарного состояния в промышленных подразделениях и жилом поселке, в том числе: устройство дороги В.Баскунчак – Н.Баскунчак с твердым покрытием, покрытие асфальтов проезжей части и тротуаров всех улиц поселка, развернуть работы по широкому озеленению поселка, наладить вывоз, переработку и захоронение промышленных и бытовых отходов.

Природа подарила нам уникальное озеро, с высококачественной солью, без которой немыслима жизнь, ни человека, ни промышленности, ни общества.
На южном берегу озера на 170 м взметнулась над окружающей степью чудесная гора Богдо – настоящий геологический музей. Из карстовых пещер изливаются высокоминерализованные источники, пополняющие запасы соли в озере, а другие ждут своего применения для профилактики здоровья соледобытчиков. Пляж озера сложен чудесными лечебными грязями, и на их основе может быть создана всесоюзная здравница.

Необследованные, неизученные пещеры вокруг озера и горы Богдо еще расскажут о многих загадках этого уникального геологического района. Безвозмездно, навсегда, навечно природа дала нам, народу, эти бесценные богатства. Настало время беречь природу не на словах, а на деле. Настал такой момент, когда каждый, кому дорога своя маленькая Родина, кто считает себя соляником - патриотом, кто хочет, чтобы его дети жили здоровыми, должны встать на защиту природы. И начать нужно с себя, чистая квартира и чистый дом, опрятный двор с благоухающим садом и ласкающим взор цветником, ухоженная улица, где я живу, безвредное производство, где я работаю. Как ни горько, но мы очень неопрятны. Никто не сбросил на парашютах наши свалки, грязь на улицах, в цехах солепромысла, железнодорожной станции и других организаций и учреждений.

Умыться бы для начала нашим дворам и улицам, цехам и учреждениям, а то право совестно.
Возродить бы нам исконную народную традицию высаживать дерево в честь появления на свет нового ребенка.
Неплохо было бы ввести такое правило, чтобы в детских яслях и в детском саде, в классах школы, в библиотеках и в учреждениях кабинеты украшали бы букетами красивых цветов.
Полезно перенять опыт проведения «Дней цветов», где бы цехи солепромысла и другие учреждения, юннатские группы и цветоводы-любители выставляли бы на всеобщее обозрение плоды своего доброжелательного отношения к природе.
Здесь нам жить и растить свое поколение, и мы должны, обязаны сохранить ему наше чудесное озеро, и загадочную гору Богдо, и всю природу.
 

Ramzay

Координатор форума
5
НАРОДНЫЕ ЛЕГЕНДЫ И ОБРЯДЫ. ПОСЛОВИЦЫ И ПЕСНИ


Единственная во всей Прикаспийской низменности сверкающая всеми цветами радуги гора Богдо с множеством различных пустот в ее восточном склоне, то огромных, где можно укрыться от непогоды, то длинных и узких, как трубы, то округлых и небольших, словно гнездо птицы, с ее глубокой пропастью, бросив камень в которую, не услышишь, когда он достигнет дна, гора возвышающаяся у белоснежной скатерти соленого озера, таинственные провалы и пещеры. То вдруг выныривающие из провалов, газирующие зловонным запахом, бурящие родники, то пресные и приятные на вкус ручьи, устремляющиеся в чащу озера, буранные зимы и испепеляющее солнце летом, многодневные пыльные бури и устремляющиеся в небо смерчи – все эти загадочные явления и незнание истинных причин, породивших их, и это сверкающее белизной озеро, сколько не копай, пополняющееся новой солью, вызывало у кочевавших здесь народов суеверия и порождало легенды.
На Баскунчакских промыслах не было известных сказителей. Рассказчиками являлись почтенные старики и не менее почтенные аксакалы.

Ныне все реже встречаются знатоки – рассказчики сказок и легенд, и есть основания полагать, что многие оригинальные сюжеты навсегда утрачены. Тем более заслуживают внимания изучение уже известных былей, легенд и современных записей, в которых в той или иной мере запечатлелись страницы истории Баскунчакских соляников, их мечтания и фантазии.
Ниже мы излагаем былины и легенды, сохранившиеся до наших дней.

Академик П.С.Паллас, касаясь легенд местных жителей о таинстве происхождения горы Богдо и озера, пишет:
«…калмыки почитают гору Богдо столь же свято, как и киргизы Илецкую и по обещанию бросают на жертву латы, оружие, монеты и другие вещи в находящуюся на оной пропасть. В пропасти большой Богды горы, по их словам, находится вода: ибо один из их земляков туда упал, после появился на Волге в целости…» (С.П. Паллас. Путешествия по разным провинциям Российского государства. С.Петербург, 1788 г.)

Горный инженер Г.П. Федченко рассказывает о легендах горы Богдо, Баскунчакского озера и пещер по его берегу, сложившихся у местных киргизов.
«…Они верят, что в пещерах жили святые люди, которые питались солью, а воду для питья приносили с Волги. Киргизы верят также, что от этих пещер существовал подземный ход на Волгу: они уверяют, что еще недавно, когда близ озера жили каракалпаки, лошади их, кормясь подножным кормом, падали в эти ямы и…через несколько времени выплывали на берегах Волги…» (Федченко Г.П. О самосадочной соли и соляных озерах Каспийского и Азовского бассейнов, С. Петербург, 1870 г.)

О происхождении горы Богдо, до сего времени у казахов, от поколения к поколению переходит следующая легенда, которую рассказал мне старожил Танатов Исимбай.
В древние времена два брата Айтал и Джумабек из отделенного аула, отправились к Баскунчакскому озеру, чтобы принести соли. Пройдя на озеро, они наломали, соли и стали насыпать мешки. Насыпав половину мешка, старший брат, Джумабек, завязал его и приготовился в путь. Айталу показалось у брата в мешке мало соли, и он насыпал свой почти под завязку.
Перекусив лепешкой и немного отдохнув, братья взвалили мешки на плечи и двинулись в путь. Пройдя версты две, Айтал увидел ползущую змею. Он испугался, зашатался и упал, и мешок плотно прижал его к земле. Через некоторое время кровь пропитала бок мешка. У перепугавшегося Джумабека выросла гора с красно-желтым боком. (Записал Г. Моторин, 1958 г.)

У калмыков существовала и такая легенда о происхождении горы Богдо. Сорок лам несли гору Богдо на плечах из Тебета, изнывая от жажды. Когда они впереди увидели Волгу, то в их головах появились грешные мысли. Разгневанный Будда придавил их горой, и они остались здесь навсегда…» (В.Г. Очев. Тайны пылающих холмов. Саратов. 1976 г.)
У неизвестного народа была легенда.
«…В Прикаспийский степи жили когда-то два богатыря. Своего хозяйства у них не было, поэтому пасли они отары чужих овец. В ту пору в степи не было, поэтому пасли они отары чужих овец. В ту пору в степи не было ни бугра, ни холмика. Когда весной поднималась высокая трава, за ней не видно было овец и скрывающихся в степи волков. Однажды отец и сын отправились на Урал. При возвращении домой они уговорились захватить с собой с Уральских гор по глыбе уральского камня. Отец взял небольшую глыбу, а сын побольше. Дорога дальняя. Путь трудный. Младший богатырь стал изнемогать. Он снял с себя ношу, прилег отдохнуть, но тут же и умер. Похоронив сына, отец отправился дальше. Ему хотелось донести глыбу до родного аула. Проходя берегом соленого озера, он вздумал взять в рот щепотку соли. Но как только нагнулся за солью, глыба всей тяжестью навалилась на него. Богатырь упал, а земля вокруг окрасилась в багровый цвет, отчего и поныне один бок ее красный. На этом месте над ровной степью осталась стоять одинокая глыба, которую жители степи прозвали горой Богдо…» (Е.И.Ерымовский, В. П.Самаренко. Каспийские легенды и сказки. Волгоград, 1969 г.)

«…Предание гласит, что гора Богдо создана Далай-Ламой, во время его кочевки в здешних местах; поэтому калмыки считают эту гору священною и приходят сюда на поклонение, принося в дар деньги или какую-нибудь веешь…» (С.Монастырский. Спутник на Волге. Казань, 1884 г.)
И не случайно, поэтому еще и сейчас по промоинам, где стекают дождевые воды с горы, находят монеты. Так автором этих строк в 1951 году найдена серебряная монета достоинством в 10 копеек, датированная 1810 годом. Студентами Астраханского педагогического института в 1980 году найдена бронзовая монета выпуска 1768 года. Известны и другие случаи находок монет в распадках горы Богдо.

Святая гора
В незапамятные времена два подвижника, по велению Далай-Ламы, несли гору (как известно, калмыки верили, что гора живое, под открытым небом, жилище богов и душ умерших) с берегов Урала на Волгу. Около Баскунчака они встретили женщину необычайной прелести. Один из них, поддавшись искушению женской красоты, ослаб духом, и гора погребла его под собой, оставшись на века на том самом месте. Гора стала носить имя «святой». (Боженова А., Гора Богдо. Москва. 1987 г.)

Мудрость древней легенды раскрывается в мысли: начав большое и важное дело, не отвлекайтесь даже на самое прекрасное. Донесите свою «гору» до предназначенного ей места. Вот как пишет об этой легенде, классик русской литературы, наш земляк, поэт Владимир Хлебников (1885-1922 гг.):
Где Волга прянула стрелою
На хохот моря молодого,
Гора Богдо своей чертою,
Темнеет взору рыболова.
Слово песни кочевое
Слуху путника расскажет:
Был уверен холм живой,
Уронил его святой,-
Холм, один пронзивший пажеть!
А имя, что носил святой,
Давно уже краем забыто.
Высокий и синий боками крутой,
Приют соколиного мыта!
Стоит он, синея травной,
Над прадедов славой курган…
Известна еще и такая легенда.

Это было очень, очень давно. В Прикаспийские степи перекочевал из Азии какой-то народ, имя которого не сохранилось до наших дней. У этого народа был злой и жестокий бай. Тяжело жилось его подданным. Однажды разнеслась весть, что далеко на западе, среди необъятных степей, находится высокая гора, по имени Спящего льва, а у ее подножья раскинулось чудесное озеро, покрытое слоем драгоценного белого золота. «Этим золотом можно откупиться от жестокого боя», - подумали люди. И в ту же ночь их много бежало из стана. Все они направились на запад, к озеру с белым золотом, которое сулило им свободу и богатство. Шли они долго, мучились от голода и жажды, но все шли. И вот, наконец, вдали увидели высокую крутую гору. А у горы ярко блестело на солнце белоснежное озеро. Люди, забыв усталость, бросились к озеру. Но высокая крутая гора вдруг раздвинулась, вытянулась в виде спящего льва и преградила им путь к озеру. Люди умоляли гору пропустить их к озеру, но гора не уступала. И вот, когда гора уснула, два брата-богатыря подошли к горе, подняли ее, чтобы отнести в сторону. Младший брат так обрадовался удаче, что громко рассмеялся и…разбудил гору. Встрепенулась гора, выскользнула из рук братьев и, упав на дерзкого младшего, раздавила его, и…окрасилась кровью богатыря. Стала гора опять на свое место и не пускала людей к белому озеру. И погибли люди у ее подножья. Умирая, прокляли они и безжалостную гору Спящего льва, и озеро, покрытое белым золотом. (Крутецкий А. Соляная промышленность Астраханского округа. Саратов, 1929 г.)

Святая гора
Безвестный народ, говорится в этой легенде, назвал эту гору «Святой».
Был жаркий летний полдень. По ровной выжженной степи тянулся караван, направляясь к святой горе, что лежит у большого соленого озера. Это были калмыки. Предводитель каравана уверенно вел верблюдов к той части озера, где в огромном длинном овраге, спускающемся с горы, из под земли выбивались шумные, резвые ключи с вкусной и прохладной водой. Достигли ключа, люди с наслаждением припали к его приятным и холодным струям. Из толпы кочевников выделился нестарый еще человек с бритой головой,- это был лама, священнослужитель. Он зазвонил в колокольчик и воскликнул:
-Люди, слушайте!
Все умолкли, и он продолжал:
-Пейте сами и поите скот. А потом идите на Богдо – Святую гору. Надо принести дары нашему великому Будде.
Все длинной вереницей двинулись на молитву. Тропинка начала круто подниматься к вершине горы среди нагромождений скал, иссеченных ветром, причудливыми пустотами, пока не вывела путников на открытое взгорье, где далее гряда за грядой поднимались они по склону, покрытому травяным дерном. Как взволнованное море, как пена на волнах, белели на грядах полосы ковыля. А высоко в небе, над скалами, плавными медленными кругами парили два коршуна… Отсюда, с высоты птичьего полета, казалось, что прямо у подножья горы расстелилось белоснежное озеро, слепящее своей белизной и манящее путника к водной глади. Впереди шел лама в белой остроконечной шляпе с Красной кистью, в широком хитоне из красной и желтой материи. Когда они проходили мимо скал, подул сильный восточный ветер, раздались неясные звуки, похожие то на заунывный плач, то на всхлипывания и причитания.
-Остановитесь, - воскликнул лама, - слышите? Это гневается на вас великий Будда, требует хороших жертвоприношений.
Люди склонили головы и стали медленно подниматься на гору. На самую вершину им не разрешалось всходить – там было обиталище Будды, и туда мог подниматься только лама. Дикий пейзаж, таинственный гул – все это усиливало религиозное чувство богомольцев, вызывая священный ужас, страх перед грозным Буддой. По узкой тропинке, над которой нависали огромные глыбы камней, готовые ежеминутно упасть на головы людей, продолжали они путь за ламой. Вдруг дорогу преградили ползущие змеи, что вызвало ужас и трепет перед грозным Буддой. На выступах скалы кочевники расставили своих бурханов (божков) и долго, монотонно пели молитвы под аккомпанемент труб, бубна и колокольчиков. Затем началось жертвоприношение: в пропасть горы они бросали персидские и греческие золотые монеты и серебряные, бараньи и коровьи рога, стрелы, копья. Женщины снимали красивые бусы и бросали их туда тоже. Те, кому нечего было принести в жертву, отрывали лоскутья от одежды, заворачивали в них камешки и бросали в пропасть. Вечером, сидя вокруг догорающего костра, кочевники слушали рассказ ламы.
- Это было очень давно, - говорил он, когда наши предки пришли из Монголии в эти степи. Скучно им показалось без гор, которые они привыкли видеть на Родине. Тогда великий Будда повелел святым принести с отрогов Тянь-Шаня небольшую гору. Несли гору два святых. Один из них под конец пути взроптал на непосильную тяжесть. В наказание за строптивость гора рухнула и придавила его. Поэтому восточный склон горы стал красным, окрапившись кровью святого. Гору эту назвали Богдо – то есть Святая гора.
- Приехал как-то из Тибета, - продолжал лама, великий Долай-Лама.
- Он лег отдохнуть на Богдо горе, и она вытянулась по его росту, потому и длинная такая. (С.Лялицкая. Озеро Баскунчак. Сталинград, 1941г.)

В былинах и преданиях народа сохранились до наших дней любопытные легенды о происхождении Баскунчакского озера.
Некогда, в прилегающей к озеру степи, кочевал бедняк, славившийся на всю округу своей справедливостью и радушием. Всякого, заехавшего к нему гостя, будь это знатный бай или бедный чабан, он неизменно сажал на почетное место и угощал всем, что имел. Мудрые советы, которые чабан давал своим землякам, и исключительная гостеприимность, создавали ему широкую известность и почет. Застала ли путника непогода, случилась ли какая беда или просто нужно обсудить новую весть, люди обращались к нему за помощью и советом. Часто он и сам посещал своих земляков. В дружеских беседах обсуждались степные новости, как лучше вести хозяйство и другие житейские вопросы. И, всегда, на всех кочевьях его встречали как дорогого гостя, хорошего товарища. Бас-кунак то есть главный гость, так прозвал народ своего земляка. Так начали называть кочевье, где жил этот уважаемый человек. Позже это название перешло и к озеру, на побережье которого ночевал этот человек. До наших дней название озера дошло в несколько измененном виде – Баскунчак (Андреева Е.В. Без соли не прожить. Москва, 1963г.).

Озеро «Собачья голова»
Когда-то, в давно прошедшие времена, случилось, что озеро Баскунчак совершенно омелело. Дно озера, образованное из соляных кристаллов, обнажилось и соблазнило ездока прокатиться по белоснежной поверхности. Какой-то лихач решился воспользоваться случаем, сократить путь. Не жалея ни себя, ни лошади, ни собаки, провожавшей его, он пустился по дну озера. Благодаря быстрому бегу и добрым копытам, конь счастливо перенес всадника, но собака, изранив ноги об острые кристаллы соли, достигла только средины озера. Потом пошли дожди. Озеро покрылось слоем соленой воды, а труп собаки, пропитавшись солью, долго уцелел от порчи. С тех пор, в течение многих лет, в бурную погоду, часто выплывала из-за шумящих волн, голова собаки, которую мог видеть каждый, кто находился вблизи озера. Вот почему «Бас-кунчак», по-казахски голова собаки, перешло в название озера (ГААО, рукопись Ф.Шперка, т.III, стр.26).

Озеро слез
В далекие годы около горы Богдо кочевал богатый бай. Многие косяки коней и отары овец пасли ему батраки, но самым ценным сокровищем была у него единственная красавица-дочь, обладавшая необычайно светлым умом и прекрасным характером. Наблюдая за дочерью, радуясь ее красоте, бай мечтал отдать ее в жены богатому джигиту. К юрте знатного бая со всех концов степи приезжали и сватались знатные и богатые соседи, задаривая его ценными вещами. Но он все медлил, ожидая сватов побогаче. Среди многочисленных пастухов богача был ловкий, мастер на все руки, сильный и крепкий юноша.
Однажды хозяйская дочь, гуляя в степи, случайно встретилась с юношей. Юноша и девушка полюбили друг друга. С той поры они тайно встречались. Они клялись в любви, мечтали создать счастливую семью.
Как-то вечером девушка прибежала к любимому и сообщила ему печальную весть. Она рассказала, что отец решил отдать ее замуж за богатого, старого и немилого соседа, который задарил отца богатыми подарками и обещал выплатить большой калым. Верный своей любви, юноша вскочил на быстроногого скакуна и помчался к кибитке хозяина. Войдя в кибитку, юноша стал умолять отца девушки отдать ему дочь в жены. Бай рассвирепел и приказал жестоко наказать нищего. От побоев юноша-пастух вскоре скончался.
Девушка в глубокой скорби и отчаяния убежала к оврагу под горой, где они встречались, и стала плакать. Она так долго и горько плакала, что от ее слез потек ручеек. Слезы заполнили низину, и образовалось соленое озеро. Говорят, что и поныне, в сильный ветер, слышны глухие стоны, это плачет девушка о несостоявшейся любви (Каспийские легенды и сказки. Волгоград, 1969г., записал Н.Проценко).

Проклятое озеро
Было это в давние времена, - рассказывает старожил солепромыслов Мурзагалиев Джумака. Меня тогда еще не было. Об этой страшной беде рассказал мне дедушка. Жестокая засуха постигла степи Казахстана. Выгорели пастбища, опустели колодца. От бескормицы и отсутствия воды падал скот. В степи начался голод. Вместе с голодом пришел мор (голодный тиф). Люди умирали в великих муках. Сколько жизней унесло это несчастье! Там, где недавно выпасались табуны лошадей, гулевой скот и овцы, были выжжены степи. Повсюду остались запрошенные кочевья. Кочевники оставляли обжитые места, уходили к Уралу.
Глава рода, аксакал Тимергали знал, что верст двести на заход солнца, находится большая русская река Волга. Над той степью возвышается гора Спящего льва, вокруг которой много ковыля, полыни и другого степного корма, Есть там лиманы и озеро с водой. Здесь можно сохранить скот. У подножья горы Спящего льва раскинулось соленое озеро, где берут соль. Мужчины пойдут ломать соль, подростки станут погонщиками верблюдов и будут вывозить соль из озера. Хоть и тяжелый труд на озере, я там, в молодости бывал, но можно будет пережить это тяжелое время.
В кибитке аксакала собрались мужчины племени, чтобы решить, как пасти жизнь рода, как сохранить детей от голодной смерти. Выслушав тяжелые думы аксакала, старшины порешили перекочевать в приозерные степи. Навьючив на верблюдов кибитки, нехитрый домашний скарб, женщин и детей, двинулся народ в Баскунчакские степи.
Вот уже прошла неделя, как движется этот караван, оглашая степь мычанием скота, блеянием истощенных овец и плачем охрипших от жажды детей. Жарко…Невыносимо жарко. Раскаленное июньское солнце сыплет огонь на Баскунчакскую степь. Здесь ни одного живого существа. Все, что дышит, движется, скрылось в прохладных пещерах и оврагах. Даже змеи уползли далеко в норы, такая жара царит в этой степи. Раскаленный воздух, сгоревшие травы наполнили степной воздух запахами удушающей гари. Да, это был прогорковатый угар, от которого гудела голова, перехватывало горло.
Только тот, кто побывает в этих степях, - думал, повидавший на своем веку, Тимергали,- узнает, что такое степь безводная. Есть ли другое место на Земле, где все так тяжко человеку, где растрескавшаяся земля кажется мертвой, а от невыносимой жажды сохнут даже глаза.
Запасы воды кончились. А степной ветер не унимается, обдает жаром, словно от костра. У детей от жажды потрескались губы, они в полузабытьи шепчут: воды, воды. Отчаявшиеся женщины взывают к милости аллаха, они шепчут молитвы. Медленно, с остановками движется караван: падают вагонщики, останавливаются верблюды. И, вдруг на горизонте показалась одинокая гора и невдалеке от нее ослепительно-белое, с голубым береговым шлейфом озеро. Напрягая последние силы, люди прибавили шаг. Но долго еще тянулся этот изнурительный, невыносимый путь. Наконец, вот оно, озеро. Люди кинулись к воде и, набирая пригоршнями, стали взахлеб глотать спасительную влагу.
Но что это! О, ужас! Лица людей перекосились, началась неудержимая рвота. Люди в судорогах катались по земле, призывая на помощь аллаха.
Пусть будет проклято это несчастное озеро, - прохрипел аксакал, - оно погубило мой род. Он рухнул на землю.
Немногие выжили тогда. И бывшие кочевники, потеряв скот, пошли в рабство к солепромышленникам, за пригоршню муки ломать соль в озера. (Записал Г.Моторин, 1950г.)

А вот как описывается путь кочевников к Баскунчакскому озеру в страшное бедствие 1879 года, когда вследствие суровой зимы и жестокой засухи, казахи и калмыки Астраханской губернии и Букеевской орды двинулись в Прикаспийские степи.
Был знойный полдень, - начал рассказ старейшина кочевья. Синее небо без единого облачка. Бескрайняя солончаковая степь, желто-бурая, выжженная солнцем. Белоснежными салфетками разбросана по ней выступившая на поверхность соль на бескрайних пространствах грязей – хаки. Кажется, совсем нет жизни в этой степи, с ее сыпучими песками, с растрескавшейся от зноя почвой. Но вот на горизонте появилась черная точка. Она движется, растет, приближается и превращается в длинную линию. Это караваны кочевников, которые в те далекие времена заполняли степи между реками Уралом и Волгой. Мерно покачиваясь, один за другим идут верблюды. Уныло звенят на их длинных шеях колокольчики и нарушают немую тишину. Рядом с верблюдами плетутся усталые, измученные люди в широких восточных одеждах. Их загорелые лица покрыты слоем желтой пыли, распухшие губы потрескались, на них капельки крови. На пестрых подушках среди горбов верблюдов сидят женщины и дети. На лицах матерей – страдание и мука. Дети плачут, язык у них распух. Они потеряли голос, и только едва слышный шепот вырывается из воспаленных уст.
-Воды, воды…
- Скоро, скоро приедем туда, где будет много воды, - хрипло отвечали им старшие, а сами все пристальней, все чаще всматриваются в дрожащую от зноя даль. Там на западе, среди ровной степи, протянулась огромная темно-фиолетовая гора, похожая на вытянувшегося отдыхающего зверя.
У этой горы Спящего льва, - рассказывал на обжитой стоянке старик Кашгар, - я видел несколько озер. Одно из них особенно большое. Давно это было, еще когда я был молод. Близко к озерам я не подъезжал: был один, а кругом кишили ядовитые змеи. В низинах: близ озер, я видал много серебристого ковыля, много терна и шиповника. А в большом озере, наверно, много рыбы. Там мы вдоволь напьемся пресной воды, раскинем кибитки и остановимся на отдых.
Много томительных дней прошло с тех пор, как Кашгар, старик с пергаментным лицом и черными бровями, говорил эти слова.
Это было на старом кочевье. У пересохшего ручейка, когда старики совещались, куда им ехать, где им искать новой воды и травы. И решили ехать к озеру у горы Спящего льва.
Радостен был день, когда тронулись в путь. В воздухе стоял неумолкаемый шум, громкий говор, визгливые песни женщин, веселые крики детей. Далеко разносилось щелканье бичей. За караваном гнали коров, овец, лошадей.
Но на другой день поднялась сильная пыльная буря и часть коров и овец погибли. Зной и ветер высушили жалкие запасы воды, которые кочевники взяли с собой. Старик Кангар успокаивал всех.
-Не успеет солнце высоко подняться над землею, как мы будем у колодца. Он не велик. Но и скота у нас не много. Нам хватит. Чтобы утолить жажду, а затем двинемся дальше.
Но оказалось, что колодец высушен зноем и засыпан песком. И люди, и животные испытывали нестерпимые муки жажды. Они раскопали колодец, брали в рот влажный песок, стремились высосать хоть немного живительной влаги. Умерло много детей, пали последние овцы. Измученные люди отправились дальше. Долог и труден был их путь. Даже терпеливые, выносливые верблюды едва двигались, спотыкаясь, останавливались на каждом шагу. На переднем верблюде ехала Альмангуль, держа на руках своего первенца, трехлетнего сына Мункара.
Его отец Тимурленд все время убегал от каравана в степь, рыскал, как волк, отыскивая слабосладкие, хорошо утоляющие жажду ягоды степной малины. Вот, наконец, он увидел целое поле кудрявых кустарников. Но, увы, ягод на них почти не было, - ими уже полакомились лисы и суслики. Нашел Тимурленд только пять ягодок и бросился со своей добычей вслед уходящему каравану. Ребенок с наслаждением высосал сок из ягод и, приоткрыв черные глазки, прохрипел:
-Еще пить…
-Еще, еще иди найди, -умоляюще шептала молодая мать.
Тимурленд опять помчался в степь, опять шарил по низинам и провалам, но все поиски были безуспешны. Только яркими пятнами краснели жирные, сочные солянки.
А когда он все же нашел, наконец, несколько ягодок малины, маленький Мункар уже не мог сосать воспаленными губами.
Вдруг крик радости разнесся по всему каравану. Люди увидели оазис: в кольце гор, среди высоких, темных деревьев, лежало прозрачное, как хрусталь, озеро.
-Скорее, скорее, - в исступлении кричали матери.
-Скорее, - вторили им мужчины.
-Опомнитесь, - раздался вдруг голос старика, - замолчите!
-Я вам говорю, - это видение, мираж. Здесь нет таких гор и лесов…
-Посмотрите лучше на гору Спящего льва. Она уже близко.
И, правда, видение скоро исчезло.
-Воды, воды, - умирает мой сын, - шептала точно в забытье Альмангуль.
-Смерть ждет нас, - в отчаянии кричали женщины, -зачем выбирали этот путь?
Никто не ответил, никто не ждал спасения, и не смотрел больше на гору Спящего льва. Только старик с пергаментным лицом не упускал ее из виду. И вот когда солнце уже стало склоняться к западу, он, привстав на горбе верблюда, замахал руками и зашевелил пересохшими руками.
-Вода, - скорее догадались, чем услышали окружающие.
Как на ладони, лежали перед ними гора Спящего льва и вблизи нее огромное озеро.
-Это опять видение, мираж,- сомневались некоторые.
Старик хрипел, задыхаясь от волнения.
-Настоящее озеро, настоящая гора… Я видел их, когда был еще молодым.
Радостный гул пронесся над караваном, помертвевшие лица оживились, на них заиграли улыбки счастья. Шаги мужчин стали тверже, раздались уже давно умолкнувшие окрики погонщиков. И только верблюды, всегда чуявшие и спешившие к воде, теперь как будто потеряли этот инстинкт. Они совсем не спешили к озеру.
А оно все ближе и ближе. Видны уже высокие обрывистые берега. Вот озеро совсем уже близко, спокойно, неподвижное, молочно-голубое в лучах яркого солнца. И так манит к себе. Но почему же верблюды не спешат к нему?
Мужчины, забыв о женщинах и детях, бросились на колени и прильнули ртом к прозрачной воде. И вдруг судорога отвращения и ужаса исказила их лица: вода оказалась соленой.
Как раненый зверь, заметался у озера Тимурленд.
-Умирает наш сын, - шептала помертвевшая Альмангуль.
Порыв отчаяния охватил всех кочевников. Плакали, скрежетали зубами, катались по земле.
-Да будет проклято это огромное голубое озеро, - прохрипел старик Кашгар, - пусть будут одиноки и пустынны его берега. Пусть птица не летит над ним и зверь не бежит мимо него. Но в это время, как люди в бессилии проклинали озеро, верблюды вдруг вытянули шей и стали усиленно втягивать ноздрями воздух. Они всегда так делали, когда чуяли пресную воду.
Шатаясь, как больной, Тимурленд, подхлестнул своего верблюда, а затем дал ему полную свободу. Животное повернуло в сторону и быстро, почти вскачь, припустило на север. За ним последовали другие верблюды.
Вскоре заблестело на солнце другое озеро. Верблюды с ревом мчались к нему. И маленький кочевник, сын Тимурленда, остался жив.
Был спасен и весь караван.
Соленое же озеро, гласит древняя легенда, с тех пор, как было проклято, стало мертвым: птица не летит над ним, и зверь не бежит мимо него. Одни лишь ядовитые змеи перевиваются в клубки, да мохнатый хищник-тарантул тщетно ищет себе добычи (С.Лялицкая. Озеро Баскунчак. Сталинград, 1941г.).

Соль издавна в России и других странах ценилась дорого. В сказках и легендах, соль воспевается, как самое ценное достояние.

Отчего моря стали солеными
Было это в стародавние времена. В Кавказских горах стояла ступка вся из чистой соли, и пест у нее такой же из соли был. Ступка эта была не простой, а самобойной. Кто бы к ней не приезжал, стоило ему только сказать: Ступка, ступка я к тебе имею нужду, от тебя чистой соли жду». И ступа сама начинала толочь соль, и толкла до тех пор, пока человек не набирал соли столько, сколько хотел, и не говорил: «Ступка, ступка, остановись, больше ты для меня не трудись».
Так вот все безданно и беспошлинно – даром брали себе соли у ступки, и на всех ее людей, на весь мир хватало.
Но узнал об этой ступке персидский царь. Был он страшно жадный. Глаза у него были на все завидущие, а руки загребущие. Решил он ступку взять себе, а соль людям за золото и серебро продавать. Послал он в Кавказские горы свое войско, приказал взять ступку и к себе привезти. Выполнило войско его приказ, пошло в Кавказские горы и привезло оно ее персидскому царю. Персидский царь поставил у себя ступку во дворе и заставлял ее день и ночь соль толочь. Никому он соль даром не давал, а стал продавать по такой дорогой цене, что была она не под силу простым людям.
Услыхал об этом Степан Тимофеевич Разин и решил дать укорот персидскому царю. Собрал своих казаков, сел на свой легкий кораблик, и поплыл Каспийским морем к персидским Бергам, и немедля явился прямо во дворец персидского царя. Силою у него взял он самобойную ступку к себе на легкий кораблик, поднял паруса и решил ехать морем к Каспийским горам – там восстановить ее, чтоб, как и прежде, ею люди пользовались безданно и беспошлинно – даром себе соль брали.
В пути Степан Тимофеевич решил испытать ступку и приказал ей: - «Ступка, ступка, я к тебе имею нужду, от тебя чистой соли жду».
И ступка тут же начала толочь, и столько натолкала соли, что завалила весь легкий кораблик, и стал он в воду погружаться, тонуть значит.
Хочет Степан Тимофеевич остановить самобойную ступку, да не знает, как это делать, ничего с нею поделать не может. Видит, плохо дело – утонуть они могут. Схватил тогда Степан Тимофеевич ступку и решил на берег выкинуть. Была сила у него богатырская, могучая, - вгорячах он ее не умерил, размахнулся и кинул.
И полетела самобойная ступка вместе со своим пестом. В одном месте она ударилась о землю, подпрыгнула через Уральские горы, перескочила и укатилась в ледовитое море – океан. Там до сих пор она все соль толчет, и от нее то, вот от этой самой соли, и стала во всех морях и океанах вода соленая. А там, где ступка с пестом ударилась об землю, два больших озера – Эльтон и Баскунчак образовались, а где из самобойной ступки соль просыпалась по милости Степана Тимофеевича, простые люди из озер соленых и морей соль безданно и беспошлинно – даром (Ерымовский И.И., Самаренко В.П., Каспийские легенды и сказки. Волгоград, 1969 г.).

Соль дороже золота
У одного короля было три дочери, которых он берег пуще глаза. Когда иней седины стал покрывать его голову и не владел он уже больше руками и ногами, часто стало приходить ему в голову, которая после него станет королевой. Очень его это заботило, потому что любил он всех троих. Он призвал к себе дочерей, поделился своими мыслями и спросил: как вы меня любите?
Старшая ответила – ох, отец мой, ты мне дороже золота и поцеловала отцовскую руку.
Средняя промолвила – я вас люблю, как свой девичий венок!
И прильнула к отцу.
-Ну, ладно. А ты, дочка младшая, как ты меня любишь?
-Я, батюшка, люблю вас, как соль! – ответила Мавруша и нежно поглядела на отца.
-Ах, ты, негодница, отца любишь не больше, чем соль? – закричали на нее сестры.
-Как соль! – подтвердила Мавруша.
Очень король на дочь рассердился: мол, соль у всякого есть, никто на соль и внимания не обратит.
Уходи! Уходи с глаз моих, коль ты любишь меня не более чем соль!
Ушла Мавруша из дома, ушла в лес, села под дерево и заплакала… Что делать, куда идти? Повстречалась ей лесная старушка, рассказала Мавруша о своем горе, пообещала все приказы ее исполнять, все делать, только чтобы приняла она ее к себе.
На это старушка пообещала помочь Мавруше в ее горе, - А пока, - овец паси, - ответила она.
Мавруша стала ухаживать за овцами, и в дождь, и в непогоду пасла. Старушка была довольна.
А тем временем амбары с солью промокли, и соль пропала. Старшая дочь только и занимается тем, что наряжается, да золотые украшения навешивает, а средняя на балах танцует, уж замуж собирается.
Что не сотворит повар, без соли все невкусно, не собираются теперь гости у короля, не танцуют на балах его дочери. Дочери ругают короля: что же мы так живем, к нам гости не едут, пошли обоз в соседнее королевство за солью. Ушел обоз за солью. Долго его не было, и не привез соли, нет соли, так дорога стала, что и за золото не купишь.
Позвала старушка к себе Маврушу и говорит: Вот и твое время пришло – бери котомку с солью и иди к своему батюшке, и угощай его солью. Котомка эта не простая, она волшебная, сколько соли надо, столько и возьмешь из котомки».
Пришла Мавруша к замку короля, а сторожа ее не пускают.
-Пустите меня, я дочь короля, Мавруша, я несу королю такой подарок, что дороже серебра и золота.
Доложили королю, и он приказал, чтобы ее к нему пропустили.
Когда пришла она, то удивилась, что король был очень болен. И она попросила дать ей хлеба, посыпала его солью и подала королю вместе с котомкой.
-Соль! Обрадовался король.
-Ах, деточка, это же драгоценный подарок. Чем же мне тебя отблагодарить? Проси все что хочешь!
-Ничего я не прошу, батюшка, только любить меня, как эту соль! – ответила Мавруша.
По замку и по городу моментально разнеслась весть о том, что вернулась младшая дочь короля и принесла соль. Все этому обрадовались.
А Мавруша тем временем всем кто приходил, давала понемногу соли. Когда отец, опасаясь, сказал, что соль кончится, Мавруша успокоила его, что соли много и она не будет убавляться, ведь котомка волшебная.
Сестры счастью ее завидовали, от злости готовы были лопнуть. Отец в своей Мавруше души не чаял, все ее любили, были ей благодарны. Она же всегда оставалась такой же скромной и доброй, как прежде, и до самой смерти про бабушку не забывала (Немцева Б. Соль дороже золота. Ленинград, 1978).

Соль в обрядах и обычаях

Еще в глубокой древности человек заметил, что соль делает пищу вкусной и что соленая пища придает ему больше силы. Кроме того люди видели, что мясо, натертое солью, не гниет и сохраняется также долго, как мясо, провяленное на солнце или прокаленное в дыму костра. Таким образом, соль, дающая силы стала считаться одним из источников жизни. Приравненная по своему значению к огню и солнцу, соль стала священной.
Но, с другой стороны, человек видел, что на почве, пропитанной солью, не растут, ни деревья, ни травы, и что в густо соленой воде не живут, ни рыбы, ни раковины. Обилие соли уничтожает жизнь.
Поэтому, начиная с самого древнего времени, отношение к соли стало развиваться в двух направлениях: «священная» соль сделалась символом вечности, непорочности и постоянства, «проклятая» соль стала символом бесплодия, оскудения и зла. С одной стороны, соль очищала своей святостью, с другой – оскверняла своей магической нечистотой.
Во всех странах древнего мира соль, как символ проклятия, было принято бросать на развалины завоеванного и обреченного на разрушение города. Победители делали это, желая не только стереть с лица земли город врага, но проклясть и обречь это место на вечное бесплодие.
«…И сражался Авимелех (один из первых царей Палестины в XI веке до нашей эры) с городом Сихем весь тот день, и, взяв город, и побил народ, бывший в нем, разрушил город и засеял его солью…» - говорится в Библии.
Мертвое море – это бессточное озеро в Западной Азии в тектонической впадине грох. Это соленое озеро названо за свои большие размеры морем, а за отсутствие в нем жизни – мертвым. Его вода настолько насыщена солью, что в ней не могут жить ни рыбы, ни моллюски, ни другие живые существа, а потому на его берегах нет ни одной птицы. Мрачная слава окружила Мертвое море с древних времен.
Арабы с суеверием и страхом говорили: «Ни птица не летит над ним, ни зверь, не бежит мимо, и человек если осмелиться плыть, по озеру, то погибнет, потому что вода и земля и все это место проклято богом и посыпано солью».
У русского крестьянства, как и на Западе, сложилось суеверное представление об окружающем мире, в котором смешивались, переплетались и дополняли друг друга языческие и христианские верования.
Домовые, кикиморы, русалки, лешие, водяные, полевики и банники близко стояли к человеку, принимали в нем участие и жили с ними жизнью.
Все непонятные явления и неожиданные несчастья – падеж скота, засуха, неурожай, пожары, голод, болезнь – объяснялись действием этих сверхъестественных существ – «нечистой силой», которые при случае могут помочь, если их вовремя задобрить.
И чтобы задобрить сверхъестественные силы – бога, люди стали приносить ему жертвы. Так возникали суеверия и различные обряды.
Сохранившийся еще с начала XIX века обычай «угощение водяного» был распространен по Оке и Волге. Люди верили, что если «водяного» хорошо угостить, то он спасет на реке от шторма, будет способствовать удаче при ловле рыбы, убережет от наводнения, не будет ломать водяную мельницу и т. д.
Обряд состоял в том, что натерев голову лошади медом и солью, и украсив алыми лентами, лошадь вывозили на середину реки в лодке и бросали в воду на угощение «водяному».
До настоящего времени у местных казахов сохранился обряд жертвоприношения – «саадака». Этот обряд, главным образом совершается в конце весны, когда поднялись травы и взошли злаки. В день свершения обряда, на высоком холме устанавливаются большие котлы, в которых варится мясо, принесенного в жертву скота. Все желающие принять участие в обряде жертвоприношения собираются на холме, где свершается молебен с просьбой «слава Аллаху» послать дождь, уберечь травы и злаки от засухи. После молебна мясо поедается и со словами «слава Аллаху» обряд оканчивается.
Во всех случаях предохранения и запугивания главную роль играет соль.
Для этого посыпали под печку и сыпали во всех четырех углах соль, соленой водой обливали потолки и пороги дверей. Чтобы кикимора не путала и не рвала пряжку, прялку на ночь посыпали солью.
В представлении людей соль обладала большой магической силой.
В Костромской губернии жених с невестой за столом, по обряду, пересыпали друг на друга солонку с солью, на счастье.
Родители при встрече молодых после церкви кидали им в лицо горсть соли.
У многих народов надолго сохранился обряд «солить» новорожденного, в предохранение от злых духов, которыми олицетворялись болезни, бессонница и даже капризы детей.
Греки, грузины, армяне, татары, курды натирали новорожденных мелкотолченой солью и насыпали ее даже в уши «чтобы хорошо слышал», и в глаза, «чтобы глаза были ясные». После этого ребенка заворачивали в тряпки и держали в соли несколько часов, не обращая внимания на его крики. Этот мучительный обряд считался необходимым для будущего благополучия ребенка, так как соль была символом чистоты, здоровья, изобилия, и вечности.
Во Франции «соление» детей практиковалось еще в XVIII веке. Известно, что новорожденного виконта Де-Бузуа потратили двенадцать фунтов соли. Ребенок пролежал в соли целые сутки, и после у него слезла вся кожа, но зато он был очень здоров всю жизнь, как говорил один из современников.
Соль, как символ дружбы и гостеприимства, сохраняется в гражданском ритуале итальянских рыбаков. При уходе в море у итальянских рыбаков существует обряд: жених, уходящий в длительное плавание, дарит своей невесте перстень с глазком из кристаллика соли, и который она должна сохранить до возвращения любимого.
Если девушка сумеет сохранить в целости глазок перстня, что можно достигнуть при большой осторожности и бережливости, тогда считается, что она будет хорошей хозяйкой и верной женой.
В библейских описаниях религиозных культов бросается в глаза, какое большое значение имела соль, как символ верности, носитель святости, и магически очищающее вещество.
Соль получила символический смысл союза между богом и народом, подобно тому, как общая трапеза, приправленная солью, знаменовала союз и договор верности между людьми. Если человек ел с кем-нибудь соль, которая считалась главнейшим источником жизни, то есть делил с другими самым необходимым, то этим он связывал себя с ним навеки. Нарушение договора соли считалось святотатством.
Вот о чем рассказывается в старинной Персидской легенде. Основатель династии Саффритов Якуб-Иби-Лейс в молодости был очень бедным человеком, а сокровищница Саманидского царя славилась в то время своими богатствами. Акуб решил ее ограбить и сделал подкоп в подземелье. Когда он проник в сокровищницу, его ослепило то, что он там увидел. Лихорадочно Якуб стал хватать все, что попадало под руку и складывать в препосенный мешок. Наполнив его, Якуб попытался взвалить его на спину, но вдруг уколол палец ноги обо что-то острое. Вглядевшись, он увидел на полу прозрачный кристалл, слабо мерцавший полированной гранью. Думая, что это алмаз, Якуб с жадностью схватил его и попробовал крепость зубами. Он ощутил во рту соленый вкус и понял, что это не алмаз, а кристаллик каменной соли. Тогда, не раздумывая, Якуб высыпал из мешка все награбленное и с пустыми руками вышел быстро из подземелья. Царь был удивлен таким необыкновенным поступком.
Царские слуги пошли по улицам города с барабанным боем и трещетками, созывая народ и громко возвещая волю царя: « Пусть придет тот, кто посетил царские сокровища и ничего не взял!», «пусть он не боится царского гнева, что побудило его к этому!»
Якуб пришел во дворец. Он правдиво рассказал царю, что делал подкоп с целью ограбления сокровищницы, но наколов ногу о кристалл соли и попробовав крепость кристалла зубами, он случайно съел соль в доме царя, после чего он уже не мог стать предателем соли. Царь был удивлен, что встретил в молодом человеке такое уважение обычая. Он не только простил Якуба, но и наградил его.
Эта удивительная легенда говорит о чести долга святого хранения народному обычаю, чего, к сожалению, в наше время так мало.
В Эфиопии соль тоже считалась символом дружбы. При встрече двух друзей оба вытаскивали из карманов по куску соли и давали полизать друг другу. Отказаться от этого, значит оскорбить друга.
Еще в Древней Греции за семь веков до нашей эры поэт Архелох писал: «Ты нарушил священную клятву, ты опозорил соль и стол!».
В Древнем Риме соль подносили каждому гостю в знак дружбы. У многих племен и народов клятва верности записывалась кровью поклявшихся в верности людей.
Тюркские и арабские племена заключали союз, произнося клятву в верности над сосудом с солью и заедая ее щепоткой соли с хлебом.
В древние времена значение поваренной соли привело к тому, что слово «соль» стало употребляться в переносном смысле. Начало этому было положено еще в античном мире, древние греки и римляне очень высоко ценили соль. Римлянин Саллюстий писал о соли как о «веществе, которое может заменить любую пищу, кроме хлеба». Древнегреческий философ Платон писал, что «соль любима богами». Гомер – поэт древней Греции – называл соль «божественной». А римский ученый Плиний в доказательство того, что без соли нельзя жить, приводил римскую пословицу: «Каждому телу необходимы солнце и соль!» И он же писал: «Наибольшее удовольствие в жизни не может существовать без соли… Даже духовные удовольствия не могут быть лучше выражены, как словом «соль» - таково имя данное всем проявлениям острого ума. Все наслаждения жизни, высшая острота и радость. Свобода и сущность труда не могут найти слова в нашем языке, которое характеризовало бы лучше, чем это – «соль»!
В древней Греции было принято называть «аттической солью» остроумие афинян. Впоследствии так стало называться всякое острое слово, всякое исключительно тонкая и веселая шутка.
«Сонет везде приправлен аттической солью, и я думаю, он придется вам по вкусу», - писал Мольер. О скучной и неинтересной книге стали говорить, что в ней нет ни крупинки соли. А об удачной эпиграмме – наоборот, что в ней много соли.
«И сколько тут злости, смеха и соли!» - писал Гоголь.
А у Пушкина мы находим: " Вот крупной солью светской злости стал оживляться разговор!»
Французы говорят об остроумии человека, называют его амбаром с солью» или «складом соли».
Выражение «соль земли» обозначает самое главное, самое мудрое и существенное.
У славян соль, как магически освященный предмет, как символ верности, дружбы, богатства и благополучия, неразрывно соединялась с хлебом.
Поэтому хлеб-соль стала символом верности с одной стороны, и символом богатства и обилия с другой.
Подчеркивая народный характер восстания Пугачева, А.С.Пушкин писал: «…В крепости у станичной избы постланы были ковры и поставлен стол с хлебом и с солью… Пугачев приложился к кресту. Хлеб-соль поцеловал…»
От славян этот обряд перешел в Германию.
«Во имя хлеба и соли!» - говорят арабы, когда о чем-нибудь спорят.
Солонка с солью долгое время являлась необходимым атрибутом в дипломатии. Прежде чем благоприятное решение договора скреплялось подписями дипломатов, каждый из них съедал щепотку соли из солонки, стоящей на столе. Объявление войны закреплялось опрокинутой солонкой и рассыпанной солью в сторону дипломата, стране которого бросался вызов.
Снабжение солью – больной вопрос всех государств Европы до XVIII века включительно. Цена на соль была настолько велика, что она играла роль денег, как и другие ценные предметы. Например, разные сборы оплачивались солью, солью платили рабочим солеварен, еще в древнем Риме войско оплачивалось солью, и от этого произошло название разменной монеты: в Италии – «сольди», во Франции «солид», и французское слово «солер» - жалование, в Германии «галь», в Эфиопии - «омоле» и т.д.
В качестве монет из соли выпиливали бруски определенного размера и веса, или из рассолов изготавливались монеты в форме пирожков с клейком его Величества.
В Эфиопии еще в IX веке, соляные бруски играли роль денег.
По свидетельству Марко Поло, побывавшего в 1286 году в Китае, там уже изготавливались монеты из соли.
Известно, что воины Цезаря получали плату солью («соляриум»). Ею оплачивались торговые сборы и налоги в некоторых европейских странах уже в середине XII века. Нередко и крестоносцам платили не звонкой монетой, а солью.
Когда европейцы проникли в Центральную Африку, соль там была настолько дорога, что она ценилась наравне с золотом. Так, в «Письменах о химии» известный немецкий ученый прошлого века Юступ Либих рассказывает: «Во многих землях Африки продают людей за соль, в Галла и на берегах Сиерра-Лионе за соль брат продает сестру, муж-жену, родители-детей, в странах Аккры (Золотой берег) за пригоршню соли получают лучшие товары, золото и двух невольников».
Соль там была главной единицей обмена. И вскоре в некоторых частях Сахары, в Эфиопии, в Сенджаре и Бендгелле только соль стала играть роль денег. В Како-Бланко и Сиерра-Лионе, по сведениям от 1620 года, соль была дороже железа и ценилась наравне с золотом.
«За килограмм соли - килограмм золотого песку, так расценивали соль народы бессольной Африки», - писал академик Ферсман.
В России соль издавна ценилась очень дорого, и многие не имея возможности платить за соль, становились жертвами соляного голода. Торговля солью затруднялась бесконечными пошлинами, на которых государство выколачивало огромные средства. Солевые варницы, озера, ключи облагались налогом. Торговая соль облагалась пошлинами: «мыт» - таможенная, «речная» - при переезде по борту, «набережная» - за причал судна к берегу, «паромная» - за переправу паромом, «мостовая» - за проезд по мосту, «весовая» - за взвешивание, «гостиная» - за постой на дворе и т.д. и т.п.
С XII века в России пошлина взималась не только с того, кто продавал. Но и с того, кто покупал соль.
18 марта 1846 года царь Алексей Михайлович ввел новый соляной налог, который удвоил рыночную стоимость соли. В результате царского указа соль настолько подорожала, что население не могло ее покупать.
Возмущение тяжестью обложений, протест несправедливости богатых людей, которые «мир весь съели», вымогательствами администрации, расхищением «сильными людьми лучших земель и вод» достигло весной 1848 года крайней степи. По России прокатилась гигантская волна «соляных бунтов». В Москве соляной бунт ознаменовался грандиозным пожаром, в результате выгорела половина города и все посады. Наибольшего подъема восстания достигли в 1850 году в Новгороде и Пскове. Соляной бунт был подавлен с большой жестокостью, ничего не изменив в торговле соли. И еще более двух столетий кочевали на Руси соляные голодовки.
Вот, что рассказывает одна крестьянка из Рязанской губернии, про случай, который был в их селе в 1903 году:
«…Мужики в селе не бедные, но все хворают: по двадцати гробов зараз в церкви стоят. Один сильно болен был. Все соли просил: Дайте, говорит, соли – выздоровею, а без соли помру. По всему селу ходили, отыскали где-то соли. Обрадовался, сразу целую ложку в рот засунул. Да, верно опоздал: так и помер».
Кому в русской деревне не внушали с детства, что просыпать соль – знак недобрый.
В нравах и обычаях нашего народа соль играла огромную роль. Жениться ли кто, приехал ли в гости издалека, справляют ли новоселье, и неизменно здесь хлеб-соль. Хлеб для того, чтобы новое хозяйство было полно достатком и изобилием, столь – чтобы согласно и без ссор текла жизнь на новом месте.
С XII века на Руси также платили солью, например, в Тобольске и на других окраинах Российской империи до XVIII века соль входила в состав жалования.
Таким образом, рассматривая историю возникновения различных поверий, ритуалов и обрядов, мы невольно знакомились с историей развития человеческого мышления, с историей культуры.
Уже на заре человечества соль стала играть символическую роль, и первобытные люди применяли ее в своих магических обрядах. С одной стороны, чтобы заслужить благосклонность божества и предохранения себя от злых духов, с другой – чтобы вызвать бесплодие, оскудение и привлечь злые силы против врага.
Под влиянием времени значение древних обрядов не исчезло, а изменилось, и умилостивляющие богов жертвы стали обрядами, предохраняющими человека от «нечистой силы». Постепенно обряды стали вкоренившимися обычаями, потерявшими окончательно первоначальный смысл и превратившимися, в конце концов, в пережитки прошлого.
Основным пережитком прошлого является факт его древности и его несоответствие данному состоянию культуры. Таким образом, примета о просыпанной соли – будто она приносит несчастье и ссору – является пережитком глубокой древности. Она возникла из значения как символа дружбы. Как пережиток прошлого, эта примета является общей для всех стран Европы, Азии, Африки и Америки. Кроме того просыпать соль считалось в древности и большим святотатством, так как соль была священна.
Не было ни одной страны и почти ни единого народа, где бы соль не служила магическим талисманом против «дурного глаза». Соль носили защитой в ладанку, соль бросали в огонь, соль сыпали в молоко, в воду, бросали на порог дома, на головы людей.
В настоящее время обычай и приметы потеряли всякий смысл. Они были унаследованы нашими далекими предками от времен дикости, так как вера в магию, связанная с верой во все сверхъестественное, суеверия, составляет принадлежность самой низменной степени культуры.


Соль в пословицах и поговорках
Пословицы и поговорки дошли к нам с древнейших времен. Это хорошие, простые, но богатые по мысли изречения. Они складывались народом еще до того, как появилась на Руси грамота.
Пословица – едва ли не первое блистательное явление творчества народа. В ней, как в зерне, заложены все деятельные силы демократической культуры. Поражает вездесущность пословиц – они касаются всех предметов человеческого бытия, людских надежд и помыслов. В лучших своих пословицах народ передавал от поколения к поколению свои заветные правила жизни. Вот почему в пословицах заключена мудрость народа, вот почему в них отражались взгляды народа на жизнь. Старинные пословицы живут в нашем родном языке и сегодня. Пословицы украшают нашу речь, делают ее живой и остроумной.
Неслучайно в народе говорят: добрая пословица не в бровь, а в глаз.
Мы ниже приводим лишь пословицы о соли, но как они метко выражают ее значение в жизни человека, и шутки, и загадки разных народов.
Пословица ведется, как изба веником метется.
Соль не жалей, так и есть веселей.
Кто раз соль попробует, тот за ту соль все отдаст.
Есть солоней, жить будет веселей.
Без соли не обед.
Пища вкусна солью, человек приятен речью.
Вкус воды – ото льда, вкус пищи – от соли.
Жизнь, что соленая вода: чем больше пьешь, тем больше жажда.
Помяни соль, чтобы дали хлеба.
Соли нет, так и слова нет.
Без соли и стол кривой.
Вкус пищи узнают с солью.
Щи капустою пригожи, а солью – вкусны.
Хоть бы песок, лишь бы солил.
Без соли и сыр невкусен.
Еде-соль, а человеку - речь.
Ел соленое - пить запросил, а выпил на соленое потянуло.
Когда есть соль, все можно стряпать.
Когда суп не вкусен, соль не приправит.
Не соль есть, а есть с солью.
Для голодного и соль с перцем - хороша еда.
Соли нет, так и слова нет, а мука дошла, по всей семье переговорка пошла.
При соли хлебнется, а слову молвится.
Есть не соля, соль не своя.
Посоля хлебается. Посолив, все съешь.
Мы вместе пуд соли съели – дружба была тяжелая, но сохранилась.
Отец мой жил неровно: хлеб есть, так соли нет, соль есть, так хлеба нет.
О хлебе-соли как символе гостеприимства говорят многочисленные народные пословицы.
Без хлеба не сытно, без соли несладко.
Без соли, без хлеба – половина обеда.
Дорога соль, а без соли и хлеб не естся.
Без хлеба-соли обедать не садятся.
Без соли не вкусно, без хлеба не сытно.
Дурное слово не за хлебом-солью сказано.
Сколько не думай, а лучше хлеба-соли не придумаешь.
Без хлеба, без соли худая беседа.
Хлеб да соль и обед пошел.
Хлеб-соль со стола не сходит.
Без хлеба-соли разговор не вяжется.
Хлеб да соль и живи под солнцем.
Хлеб да соль! – Ем да свой.
Хлеб-соль взаимное дело.
Домой придешь. Хлеб-соль найдешь.
Хлеб-соль кушать, пирога порушить.
Хлеб-соль не допустит врага сотворить зла.
Хлеб-соль не платят, кроме спасибо.
Хлеб-соль не бранят.
На обед хлеб с солью да водицы голью.
Хлеб-соль водить не с безменом ходить.
На соль пьется, на хлеб спится.
Хлеб-соль вместе, а рыбка в дело.
Хлеб-соль вместе, а табачок пополам.
Хлеб-соль и во сне хорошо.
Пословица делам помощница.
Как стол не накрывай, без соли не обойдешься.
Подавая соль – смейся, не то поссоришься.
С кем хлеб-соль водить, на того и походить.
Хлеб-соль кушай, а добрых людей слушай.
Хлеб-соль дружбу водит, а ссору выводит.
Чтоб узнать человека, с ним надо съест пуд соли.
Сердись, дерись, а за хлебом-солью мирись.
От хлеба-соли не отказываются.
Хлеб-соль и разбойника смиряет.
Хлеб-соль ешь, да правду режь.
Человека узнаешь, когда с ним пуд соли ложкой выхлебаешь.
Солью сыт не будешь, думой горе не размыкаешь.
Кисло пей, солоно ешь, помрешь, не сгниешь.
Добра соль, а переложишь – рот воротит.
Вместо соли не лижи мед.
Лишь без соли обедаешь.
Солью сыт не будешь, слезами горя не избудешь.
Кто соль любит, пить станет, склонен к пьянству.
Соль рассыпать к беде.
Чужую беду, не соля, уплету, а свою и, подсахарив не проглочу.
В солонку хлеб не макают.
Соль рассыпать нечаянно – к ссоре. Чтобы ссоры не было, посыпают просыпанной солью голову.
Соль в солонке влажная – к несчастью.
За хлебом-солью всякая шутка хороша.
Кто за хлеб-соль берет со странника, у того спорыньи в доме не будет.
Хлеб с солью не бранятся.
Несолоно есть, что с немилым целоваться.
Лакомка к сласти и соли, казак к воле, а девушка к нежной любви.
Боронить хлебом и солью.

Загадки
Меня одну не едят, а без меня мало едят.
От воды родится, воды боится.
На воде родится, на огне вырастает, с матерью увидится – опять умирает.
В воде родилась, в огне крестилась. На воду упала и пропала.

Секреты соли
Жир меньше разбрызгивается, если на раскаленную сковородку бросить щепотку соли.
Чтобы печенье в духовке не пригорело, под формы посыпьте немного соли.
Яйца надтреснутой скорлупой не вытекают, если варить их в соленой воде.
Махровые полотенца и халаты будут мягкими и пушистыми, если после стирки подержать их в соленой воде, потом прополоскать, и не гладить.
Если вы пролили чернила на ковер или палас, сразу же посыпьте пятно толстым слоем соли: она впитает в себя чернила, пятно отойдет.
Чтобы сырые дрова скорее разгорались, можно посыпать их щепоткой крупной соли.
Чтобы избавиться от неприятного запаха чеснока, лука, рыбы, потрите руки солью, а затем вымойте с мылом.
Перед затачивание садовых ножей, ножниц, лопат, поместите их на полчаса в слабый соляной рассол и точите не вытирая – эффект превзойдет ожидания.

Из множества стихов и песен приводим несколько.

В.Фирсов

Хлеб да соль.
Мы молили, мальцы:
-Хлеба бы да сольцы:
В дни народной беды
Пухли от лебеды.
А полова была
Украшением стола.
Страшен голод тех дней,
Он бессолье – страшней,
И звучали, как боль,
«Хлеб да соль! Хлеб да соль!»
Та пора далека
Только память крепка…
Пусть проходят года,
Не забыта беда.
Нам о ней забывать,
Как себя предавать.
Надо помнить о ней
В мире нынешних дней…
Солон пахаря пот –
Сладок хлеб, и народ
В урожайный свой год
Гордо песни поет.
В них не слышится боль.
«Хлеб да соль, Хлеб да соль!»
Хлеб в народной судьбе –
Сноп колосьев в гербе.
Хлеб да соль на столе –
Значит, мир на Земле.
Юность помнить должна:
Мир дала ей страна.
Пусть не знает войны
Юность нашей страны.
На просторах страны
Руки юных нужны, -
Тех, что помнят слова:
«Хлеб всему голова».

Н.А.Некрасов. Из поэмы «Кому на Руси жить хорошо».

Соленая.
Никто как бог!
Не ест, не пьет
Меньшой сынок,
Гляди – умрет!
Дала кусок,
Дала другой-
Не ест, кричит:
«Посыпь сольцой!»
А соли нет,
Хоть бы щепоть!
«Посыпь мукой»-
Шепнул господь.
Раз два кусну,
Скривил роток
«Соли еще!»-
Кричит сынок,
Опять мукой…
А на кусок
Слеза рекой!
Поел сынок!
Хвалилась мать-
Сынка спасла…
Знать, солона
Слеза была!...

А эти стихи местных поэтов.

Небосводов в голубое окрашен,
Даль сверкает в весенних лучах,
Необъятной свинцовою чашей
В дымке утра лежит Баскунчак.
Замелькали степные просторы,
Ветер запах полыни донес,
Под размеренный рокот мотора,
Нас по озеру мчит мотовоз.
Мы за нашу счастливую долю
Благодарностью светлой полны.
Поезда с баскунчакскою солью
Разошлем по просторам страны.
Так дружнее за труд,
Чтобы жизнь расцветала все краше,
Чтобы крепла страна
И гордилась она
«Всесоюзной солонкою» нашей!

Я много лет сюда не приезжал,
Я много лет сюда не возвращался,
Здесь мальчиком я голубей гонял,
Бродил в степи, в Кордоне, в озере купался.
На эти клены мне не наглядеться,
Гора Богдо, как прежде, озеро хранит,
Здесь все мое, здесь проходило детство,
А годы, время, так безжалостно бежит.
Деревья тянутся к простору, к свету,
Я молодыми видел их тогда,
Здесь все, как прежде, только детства нету,
И нет товарищей, ушедших навсегда…
 

lidia

New Member
Vzdravstvuite, menea interesuiut vashi isledovaniia naschet Ippolita Deminskovo dlea dokumentalnovo fil'ma. Pojalusta napishite mne na emaile lidia.scarlat@gmail.com I ia vam dam bolshe detalei nascheot fil'ma.

Sposibo, jdu otveta

Lidia
 

k.kutilova

New Member
Подскажите, пожалуйста, как происходит перегрузка соли из полувагонов на баржу сейчас?
Через транспортёр?
 

Сельтенев А.А.

Well-Known Member
14 августа 2011 года Панорама озера Баскунчак с вершины г.Богдо (склейка из 3-х снимков мыльницой)

Панорама_Баскунчак1.jpg
 

Сельтенев А.А.

Well-Known Member
Посещение горы Богдо и озера Баскунчак 14.08.2011 г.

Стало уже традицией последний день бронировать на посещение притягательных мест Ахтубинского сплава.
Барабанов уплыл ловить сома, а мы с местным жителем Серегой, который кстати никогда не был на Горе, поехали ей поклониться.
Дорогу туда найти не трудно. Не доезжая Нижнего Баскунчака сворачиваешь вправо на проселок и прешь по степи. Где то в середине может попасться одинокий указатель на заповедник. Подъехали к КПП.

SAM_0538_въезд_1.jpg

заплатили денюжку, как положено и поехали по дорожке вперед никуда не сворачивая
первая остановка - поющие скалы
Панорама_1.jpg

и в сторону степи от них - где то там железная дорога
DSCF5346_степь.jpg

на дорожке достаточно многолюдно:
DSCF5353_многолюдно.jpg

следующая остановка на стоянке и далее по тропинке к лестнице:
SAM_0542_стоянка.jpg
справа кучка людей приехала из калмыкии с серьезными намерениями и со своим шаманом - будут проводить обряд, просили не мешать.

сверху лестницы стоянка выглядит так:
SAM_0545_с_верху_лестницы.jpg

до вершины еще далеко и сильный ветер:
DSCF5355_до_вершины_еще_далеко.jpg

публика из калмыкии тоже скрылась от ветра в лощинке и шаманит потихоньку:
DSCF5360_обряд.jpg

Осталось совсем немного:
DSCF5365_еще_немного.jpg

Разрешите доложить коллеги - ваше задание выполнено, мы еще молоды и достаточно сильны, чтобы что-то просить у Бога:
DSCF5372_раз_долож.jpg

А вот и наше желание завязано:
DSCF5377_желание.jpg
пусть оно не такое красивое, зато оно есть и этот репортаж лишнее тому подтверждение

Чудесный вид с вершины и красные бугры при нем:
DSCF5383_красные_бугры.jpg
(продолжение будет)
 

Ahtub

Administrator
Спасибо за позитив, а то что-то тоскливо совсем.
 

Kundor

New Member
Привет народ
Собираюсь из астрахани съездить на гору, давно не был. Я так понимаю оплата за посещение на месте, но вот вопрос: хочу до рассвета уже на горе оказаться, будет ли кто у КПП для оплаты/пропуска на территорию? Это наверно часа 4 утра будет.
 

Сельтенев А.А.

Well-Known Member
Привет народ
Собираюсь из астрахани съездить на гору, давно не был. Я так понимаю оплата за посещение на месте, но вот вопрос: хочу до рассвета уже на горе оказаться, будет ли кто у КПП для оплаты/пропуска на территорию? Это наверно часа 4 утра будет.
Там справа будочка такая, очевидно егеря там и ночуют, постучите, а если нет, то объехать шлагбаум не сложно.
 
Сверху