Библиотека форума Ахтубинск.ру

Книги, которые возьму на необитаемый остров (можно всего 10, но я хитрю  ):
Кто это 10 книг разрешил тащить? На необитаемый остров можно взять только одну! Ну, типа, какие-нибудь катаклизмы да фарс-мажоры, тебя уносит цунами, а ты не лету хватаешь самое-самое... Так что, Анна, отложите Ваши коробки с литературой и выбирайте одну-единственную... А то можно Большую Советскую Энциклопедию взять:познавательно, да и на необитаемом острове на все 28 лет хватит
 

Анна

умница и красавица
Уважаемая Екатерина!
Большая Советская энциклопедия не в одном томе, не в двух и даже не в пяти!
Так что поправка отменяется.
Положите мои коробки на место. Никаких форс-мажоров - только обдуманное решение о путешествии.
Оставь, говорю, коробку!...
 
2 Анна
Так я про БСЭ как про гипотетический апофеоз твоей хитрости сказала...
Помнится, когда в школе писали сочинение на подобную тему, ни о каких запланированных путешествиях речи не шло... Хватай книгу - и уносись ураганом. А тут, видите ли, все обдуманно. Хотя одна книга на все случаи жизни не подойдет - все-таки настроение у человека и на необитаемом острове будет менятся, а значит надо брать не книгу, а ноут с безлимитным подключением к сети.
А сама бы я "Маленького принца" Экзюпери взяла, а за
1. "Мастер и Маргарита" М. Булгаков
2. "12 стульев. Золотой теленок" И.Ильф и Е.Петров
плавала бы на твой остров
 

Ramzay

Координатор форума
А я бы Лермонтова взяла - "Герой нашего времени" или все сочинения Льва Николаевича в 16 томах со всеми письмами и комментариями.
 

Анна

умница и красавица
2 Екатерина
Предлагаю всё же наладить локалку между островами.
тогда я пару жестяков возьму дополнительных ;)

2 Инна
А вот Лермонтова я не очень... Лев Николаевич - хорош, да вот жизненная позиция мне его чужда. И не могу, читая, отделаться от ощущения внутреннего неприятия.

2 Ramzay
Читала. Но любимые у Пикуля: "Фаворит", "Нечистая сила" и "Три возраста Окини-сан"
 
Анна написал(а):
2 Инна
А вот Лермонтова я не очень... Лев Николаевич - хорош, да вот жизненная позиция мне его чужда. И не могу, читая, отделаться от ощущения внутреннего неприятия.
Да, Льва Николаевича я б тоже всего наверное не осилила, но вот Лермонтов...тогда все его сочинения взяла б или Стругацких.
 

Yuri

New Member
на необитаемый остров я б взял с собой:
1 - Джованьоли "Спартак"
2 - Толкиен "Властелин Колец" с "Сильмариллионом" и всеми приложениями
3 - Перумов трилогия о Кольце Тьмы
4 - Военный Энциклопедический Словарь
5 - Блэр "Охотники", "Жертвы"
6 - Жюль Верн "Таинственный остров" и "Дети капитана Гранта"
7 - Джонс "Тонкая Красная Линия"
8 - Успенский книги про Жихаря
9 - Джек Лондон "Белый Клык", "Зов предков" и рассказы.
10 - Ильф и Петров "12 стульев" "Золотой Теленок"
а вообще-то список можно продолжать и продолжать...
 

Ramzay

Координатор форума
На днях прочитал повесть Эммануила Казакевича - Звезда. Сравнил с одноименным фильмом. Книга понравилась больше.
 

Yuri

New Member
Ramzay

У Казакевича помимо этой книги, есть и другие, не менее увлекательные и интересные. Из того, что я читал рекомендую "Двое в степи", "Сердце друга" и "Весна на Одере".
Звезда. Сравнил с одноименным фильмом. Книга понравилась больше

разделяю данную точку зрения. Более того, считаю - как правило книга содержательнее одноименного фильма или фильма созданного на ее основе
 

Yuri

New Member
На днях прочитал книгу Валентинов "Флегетон". Книга в виде дневника белого офицера в годы Гражданской Войны.
Сплошная трагедия - и людей и России. Соответственно никакого хэппиэнда. Вчитываемось в книгу мгновенная благодаря интеллигентному, образному и безупречному стилю изложения автора.
Блестящее описание батальных сцен и сложившейся в те годы анархии и смуты.
 

Ramzay

Координатор форума
Прочитал Александра Покровского "Расстрелять!". Смеялся, практически не переставая. Книга написана морским офицером-подводником и состоит из флотских баек. Юмор специфический, но кто к этому имеет какое-нибудь отношение, тот поймёт. Рекомендую. Приведу один из рассказов.

<marquee>"ЗА МАТУШКУ РОССИЮ"</marquee>

Русских моряков лучше не трогать, лучше не доводить. Это я точно знаю. И сейчас я вам поясню то, что я знаю на конкретных примерах. Но перед этим скажу: нашему брату — русскому моряку — только дай подраться, и чтоб за матушку Россию, чтоб за Святую Русь, за веру, царя и Отечество.
И даже если в руках ничего не наблюдается, колами будут крошить, колами, камнями, зубами, клыками, копытами.
Уйдя чуть в сторону от основного русла нашего рассказа, скажем, что когда в исторический период нашей флотской истории нашему историческому главному принесли карту обстановки на Средиземном море, то там огромный американский авианосец обеспечивался нашей малюсенькой единицей.
— Что это такое?! — воскликнул главком. — Что это? Что?! — все тыкал и тыкал он в нашу малюсенькую единицу, а штабисты его все не понимали и не понимали.
Наконец, поняли: наша единица очень маленького размера на карте получилась.
И переделали: нарисовали маленький авианосец, а рядом изобразили огромную русскую единицу; нарисовали и тем удовлетворили главкома по самую плешь.
Так вот, вернувшись в основное русло нашего рассказа, скажем: «Да, товарищи! Да! Воздушное пространство нашей с вами горячо любимой Родины нарушается всеми, кому не лень. Да!»
Есть у нас, конечно, кое-что, можем мы, конечно, кое-чем ахнуть и устроить им там всем птичкин базар, но связаны мы по рукам и ногам, связаны, перепоясаны, скованы и перебинтованы. И в таком вот запакованном состоянии мы еще не просто должны передвигаться, как пингвины в стаде, мы еще обязаны предотвращать их вражеское поползновение.
— Наши Вооруженные Силы должны! — орут на всех углах те, кто из всего многообразия лучше всего запомнили то, что им должны Вооруженные Силы.
Должны-должны, кто же против? Конечно, должны. Мы всем должны. Ну конечно. А вот вы скажите а бодаться нам можно? Нет, нельзя. Не дают нам бодаться. Не разрешают. Вот если б нам разрешили бодаться, то мы бы им показали. Ежедневно б бодали.
А как мы недавно безо всякого разрешения америкосов боданули? Это ж просто праздник души.
Было так: на Черном море ввалился в наши террводы их крейсер — тысяч на тридцать во-доизмещением, и тут же наш СКР, старый, как причальная стенка Графской пристани, пошел ему наперехват.
Это ж просто песня лебединая, когда наш древний дедушка СКР идет ему — современно-му, толстому, сытому — наперехват. При этом внутри у дедушки все пыхтит, скрипит, визжит и пахнет мерзко. И дрожит в нем все в преддверии схватки.
— Ну, блин! — сказал командир СКРа, которому велели пойти, но при этом даже гавкать запретили, и который должен был пойти и сделать что-то такое, но при этом ни-ни, ничего международного не нарушить.
— Ну, блин! — сказал командир СКРа. — Сейчас я ему дам!
И он ему дал — въехал в крейсер носом. Просто тупо взял и въехал.
Америкос вздрогнул. Не ожидал он, оторопел. А наш не успокоился, отошел и опять — трах!
— Ага! — орал командир СКРа в полном счастье. — Ага! Не нравится?! Звезда с ушами! Не нравится?!
СКР все отходил и бросался, отходил и бросался, а америкос все торопел и торопел.
Это был миг нашего торжества.
В конце концов американец решил (пока ему дырку насквозь не проделали) слинять из наших вод. Развернулся он и рванул изо всех сил, а наш махонький СКР, совершенно искалеченный, напрягая здоровье, провожал его до нейтрали, умудряясь догонять и бодать в попку.
В следующий раз следующий американский крейсер в совершенно другом месте снова вторгся в наши священные рубежи.
И тогда на него пошел кто? Правильно — пограничный катер. Катер подошел и сказал крейсеру, что если тот сейчас же не уберется ко всем чертям, то он, катер, откроет огонь.
На катере даже развернули в сторону крейсера свою пукалку, которая в безветренную по-году даже бронежилет не пробивает, и изготовились.
— Вой с ней, с карьерой, — сказал тогда командир катера, напялив поглубже свой голов-ной убор, — сейчас я им устрою симпозиум по разоружению, хоть душа отдохнет.
Но душа у него не отдохнула. Крейсер, передав по трансляции: «Восхищен мужеством советского командира!», — развернулся и убыл ко всем чертям.
А еще, дорогие граждане, корабли наши, надводные и подводные, в открытом море обле-тают самолеты вероятного противника прямо через верхнюю палубу; объезжают, гады, как хотят, да так здорово объезжают, что зубы наши в бессильной злобе скрипят о зубы, а руки сами ищут что-нибудь, что сможет заменить автомат, — гайку, например.
Знаете ли вы, что палуба нашего корабля — это святая святых и наша с вами родная терри-тория? А воздушное пространство над ней вверх до ионосферы, не помню на сколько километров, — это наше с вами воздушное пространство. А враг лезет в наше воздушное пространство и зави-сает над нашей родной территорией, да так близко зависает, что может нам по морде надавать.
И зависает он, как мы уже говорили, не только над надводными кораблями, но и над под-водными лодками, идущими в надводном положении.
Раз завис над нашим атомоходом иноземный вертолет, прямо над ракетной палубой завис, открылась у вертолета дверь, и вылез какой-то тип. Сел этот тип в дверях, свесил свои ножки, достал «лейку» и давай нас фотоаппаратить.
— Дайте мне автомат! — кричал командир. — Я его сниму. Он у меня рыбок покормит.
Долго искали автомат, потом рожок к нему, потом ключи от патронов, потом открыли, — оказалось, там нет патронов, потом патроны нашли, а рожок куда-то дели.
Кэп выл. Наконец кто-то сбегал и принес ему банку сгущенки и кэп запустил в него этой банкой.
Вертолет рванул в сторону, фотограф чуть не выпал. Он орал потом, улетая, благим гол-ландским матом и грозил кулаком, а наши непристойно смеялись, показывали ему банку и крича-ли:
— Эй! Еще хочешь?
А что, запустить мы можем. Особенно если нас пытаются так нахально увековечить.
Однажды наш противолодочный корабль шел вдоль чуждого нам берега, и вдруг катер их береговой охраны отделился от береговой черты — и к нашим. Пристроился и идет рядом. И на палубе у него сразу же появляется тренога, неторопливо, без суеты эта тренога налаживается, фо-тоаппарат появляется с метровым хлеблом, и фотограф уже начинает по палубе ходить, как в театре, примеряясь, чтоб изобразить наших в полный рост.
Пока он готовился, на верхнюю палубу наш кок выполз, некто мичман Попов удручающих размеров.
— Ишь ты, насекомое, — сказал мичман Попов, наблюдая противника.
Потом он сходил на камбуз и принес оттуда картофелину размером со шлем хоккеиста,
— Ну, держи свои линзы, — сказал кок и, не целясь, запустил картофелину.
До катера было метров тридцать-сорок. Картофелина летела как из пушки и разбилась она точно об затылок фотографа.
Тот рухнул носом в палубу и лежал на ней долго-долго, а катерок быстренько развернулся и помчался к берегу. Повез своей маме наше изображение.
У кока потом очень интересовались, где это он так кидаться научился.
— В городки надо играть, — сказал кок, авторитетно пожевав, — и тогда сами будете за версту лани в глаз попадать.
Я, когда услышал эту историю, подумал: может, действительно научить весь флот играть в городки — и дело с концом. И будем попадать лани в глаз. Хотя, наверное, в глаз попадать совсем не обязательно. Нужно попасть по затылку, и от этого глаза сами выскочат.
 
Практичная Забава_Путятишнa прихватила бы самоучитель по постройке лодки и сдавала бы напрокат всем желающим за соответствующую мзду в твёрдой валюте, например за кокосовый орех ....нет, лучше за два ореха.
 
A

Altelia

Guest
Милой Забаве Путятишне: тут главное - не продешевить .. орех может быть пустым... даже оба ореха.. да чё мелочиться...даже больше орехов могут быть пустыми...а вдруг не урожай...
хотя, с самоучителем по посторойке лодки можно выйти и из этой наисложнейшей ситуэйшн.. можешь построить из скорлупок от кокосовых орехов.. много маленьких лодочек.. устроить соревнования - кто быстрее утонет или более оптимистичные.. - кто дольше продержится на плаву ...

прикинь...так можно и заработать на собственную яхту..или же -бессонницу :D

в данный момент читаю Шекспира "Троил и Крессиада", эх... обожаю его :p просто класс...
 
Top.Mail.Ru
Сверху