На главную




ФОРУМ

ВЕБКАМЕРА НЕПТУН

ВЕБКАМЕРА ЦУМ

ФОТОГАЛЕРЕЯ

НОВОСТИ

ГОРОДСКОЙ СПРАВОЧНИК

ИСТОРИЯ

ИНФОРМАЦИЯ

ОБЪЯВЛЕНИЯ

ГЛИЦ

ТАЛАНТЫ

ОТДЫХ И РЫБАЛКА

ЗНАКОМСТВА

РАБОТА

РАЗНОЕ



 

материалы раздела_



Рыбацкий блог



Информация

Общество охотников и рыболовов

Богдинско-Баскунчакский заповедник

"Зеленая стоянка" на Ахтубе

Статьи и очерки

Охота на волков

Открытие охоты

Путешествие на Нижнюю Волгу

Свиное озеро

Необычный тайник

Серебряная вилка

Матвей Кузмич

Утро на даче

Знойный полдень

Произведение искусства

Августовские пейзажи

Чудо природы

Летний вечер

На Лаптевке

 

на главную




   ОТДЫХ И РЫБАЛКА
 


Чудо природы



 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 




 




Вода в реке падала, обнажая неухоженные берега, и от этого усиливалось ощущение неустроенности и дискомфорта, портилось и без того плохое настроение. Сторожки, казалось, уснули, как бы подтверждая, что рыбы в воде нет.

Посмотрев в сторону моего соседа, лодка которого стояла чуть ниже, по его неподвижности понял, что клев пропал надолго. Я смотал лески и, убедившись, что наживка не тронута, поднял якорь, бросил его на носовку лодки и причалил к берегу. Сосед последовал моему примеру. Мы с ним знакомы уже несколько лет, ловим рыбу на одном и том же месте и, как правило, в одно и то те время. Правда, бывали дни, когда кого-нибудь из нас не было, но это были очень редкие случаи, да и причины были уважительные - болезнь или командировка.
Мы прибывали к месту рыбалки в то время, когда любители утренних зорек уже возвращались домой.
Клев обычно в середине дня хуже, чем в утренние часы, зато у нас было другое преимущество: в это время на реке ни одной лодки, тихо, никто не мешает.

А сами поклевки, если они случаются, всегда значительные, и главное - более памятные, хотя и редкие.
Сочетая рыбалку с отдыхом, я люблю посидеть у костра, сварить на берегу уху, поговорить, если есть с кем, почитать, если один. Уговорить же моего знакомого сойти с лодки, посидеть у костра очень трудно, а в начале нашего знакомства было вообще невозможно.

И только потом, по мере того, как наше знакомство в течение многих лет окрепло, я приобрел в его лице хорошего собеседника и товарища. Да, если быть откровенным, он и теперь, как мне казалось, в такие минуты испытывал какое-то угрызение совести. Он не привык терять время специально на отдых. У него свой дом, сад, и там всегда уйма работы. И для него отдых заключался в перемене занятий. Эта черта характера у него идет еще от родительских истоков, семейных традиций, сложившихся в течение веков, от пионеров, начавших обшивать когда-то наш суровый край.

Лодка у него - "Казанка", старенькая, с таким же мотором, но ухоженная, чистенькая. Внутри все оклеено клеенкой, признаков грязи, масла, бензина и в помине пет. Все продумано: полочки, баночки, ящички. Ничего лишнего. Донки аккуратно связаны. Грузы - в отдельной баночке. Крючки и другое снаряжение - в коробочках, таких же аккуратненьких, маленьких. Сторожки тоже аккуратненькие такие, пользуется он ими уже много лет.

Поймав одного, двух лещей, он поднимал якорь, запускал мотор и уезжал домой. Ловил он столько, сколько нужно было сегодня к столу. Впрок он рыбу не ловил. Меня он убеждал, что полезна только свежая, речная рыба. Об озерной он вообще говорить не хотел. Я скептически улыбался поначалу, а потом незаметно стал сам придерживаться этого правила. Действительно, речная рыба по своим вкусовым качествам была выше озерной.
Причалив вслед за мной к берегу, он бросил мне садок с рыбой. К этому моменту я уже собрал дрова, поставит треногу, набрал в котелок и чайник воды. Можно чистить рыбу. Эту, так сказать, подготовительную работу всегда выполнял я. А вот все остальное - от закладки рыбы в котел, снятия пены с кипящей поверхности, заправки пряностей, перца, лаврового листа, лука, помидоров, пшена - делал он. Это тема особого разговора. Скажу только, что всякий раз юшка ухи была прозрачной, как слеза, что бы он ни добавлял в котел. Рыбу он раскладывал в им же сделанные чашки, а уху разливал в кружки. Я пил ее, как вино, и она разогревало все тело. Пряный запах щекотал ноздри, и я начинал хвалить товарища. Он стеснялся, отнекивался и быстро переводил разговор на другую тему. Рассказывал, как он трудится на своем огороде, ухаживает за садом, работает.

Я слушал его, отвлекался, думал о своем. Его голос убаюкивал меня, и я радовался, что случаи помог мне познакомиться с хорошим человеком, общаясь с которым, приобретаешь какое-то душевное спокойствие и лишний раз убеждаешься, что жизнь хороша, что край наш прекрасен и мы сами должны его украшать и оберегать и держаться за жизнь, не предаваясь хандре и скепсису.

Голос товарища звучат все тише, и на какой-то миг я потерял его совсем, а он, понимая, что мои мысли где-то далеко, замолчал. Установилась та прекрасная тишина, которая снимает с человеческого организма последствия всех так называемых стрессов и которая стала недоступна большинству нашего народа, запрятавшемуся в клетках своих квартир в домах, взметнувшихся высоко в небо, как бы специально придуманных для того, чтобы оторвать людей от земли.

Очнулся я от резкого звука, как будто чем-то плоским ударили по воде. Буквально в пятнадцати метрах от берега взметнулась вверх огромная щука. Я только успел выкрикнуть:
- Смотри!
Мы оба привстали на колени. Щука как бы зависла в воздухе, параллельно водной глади, и как-то медленно опустилась. В тот момент, когда она коснулась воды, сделала повторный прыжок.
- Ну, дает, - вырвалось у меня.
Когда рыба скрылась, я долго еще наблюдал за кругами на воде. Размеры щуки меня поразили.
- Надо же, кому-то повезет, - сказал я, пытаясь представить нечто похожее у себя на крючке.
- Не повезет, - ответил мне товарищ. - Она умирать пошла.
- Откуда ты знаешь? - возразил я.
- Дед рассказывал.
- Это же вековая щука. - Точно умирать пошла, - продолжал он.
- Осетр, когда на крючок садиться, делает свечу, а щука - перед смертью. Это все здешние старшей знают. Я в детстве об этом слышал неоднократно.

Товарищ родился и вырос в Пологом Займище, потом переехал во Владимировну и повадки рыб местных водоемов знает хорошо. Но я воспринял эти сведения, как очередную рыбацкую байку, и долго еще вглядывался в то место реки, где, как мне казалось, все еще расходились круги, надеясь, что эта огромная рыбина хотя бы еще на секунду покажется из воды, чтобы я убедился, что не оскудели водоемы в наших местах.
Через некоторое время мы стояли каждый на своем месте на середине реки. Когда товарищ поймал несколько лещей, снялся с якоря, помахал мне рукой и уехал.

Я же стал собираться домой, когда лучи солнца скользили по вершинам деревьев, а моторки одна за другой шли куда-то вверх. Рыбаки спешили попасть на вечернюю зорьку.
Я поднял якорь, лодка медленно пошла по течению, а сам начал укладывать снасти, наводить порядок. Эта работа мне всегда доставляет удовольствие, особенно после удачной рыбалки. При этом под "удачной" я понимаю не количество пойманной рыбы, а необычность самой рыбалки, или пойманную крупную "особь", или что-нибудь такое, что потом можно кому-нибудь рассказать, а потом услышать самому от совершенно незнакомых людей, да еще и с добавлением, и страстями, как это только и может быть у настоящих охотников и рыбаков.
Увлекшись наведением порядка, не заметил, как меня вынесло течением к противоположному берегу к излучине, в которой соединяются Ахтуба и Владимировна.

Рядом на берегу стояла небольшая группа людей. В стороне от них качались три лодки. Еще издалека понял, что люди чем-то встревожены. Присмотревшись, увидел, что у их ног лежит что-то огромное, белое.
"Несчастье!", - кольнуло где-то у меня внутри. Я всегда как-то побаивался всех происшествий на воде, а вид утопленников угнетает меня беспредельно. Но лодка уже была почти рядом, и мне ничего не оставалось, как причалить к берегу. "Вдруг нужна какая-нибудь помощь?", - подумал я. Каково же было мое удивление, когда у ног собравшихся увидел огромную щуку. Отточенность формы и изящество линий ее тела говорили, скорей, о какой-то мудрости и легкости, несмотря на размеры, чем о чем-то хищном и жестоком, а сами размеры поражали воображение.
- Кто счастливец? - обратился я ко всем.
- Да никто, - ответила мне бойкая женщина. - Дохлая. Гады, все скоро отравят, - выругалась она.
- Обнаружили ее вот здесь, она буквально вынырнула перед лодкой. Мне даже показалось, что она была еще живая, - пояснял мне парень. - Ну, а когда мы прижали ее к берегу, оказалась без признаков жизни. Вот стоим и думаем, что с ней делать, - как бы спрашивал у меня совета парень.

Я обошел вокруг и обратил внимание па ее огромный глаз, светлый, чистый. Наклонясь, я вытянутыми руками попытался измерить ее длину. Рук не хватало. - Да что вы мучаетесь, - произнес пожилой мужчина.
- Сейчас измерим точно. Он подошел к одной из стоящих лодок и через минуту вернулся со складным метром. Вытянув его, он посмотрел на конец и быстро пробежал по телу рыбы, перекладывая метр от головы к хвосту, и обратно.
- Метр семьдесят три сантиметра, голубушка, - восхищенно произнес он, зажимая пальцем кусочек метра в три сантиметра.
- Килограммов тридцать, - прикинул я вслух.
- Нет, побольше, - возразил мне парень, первым увидевший рыбу в воде, и как бы в подтверждение, он взял ее за хвост и попытался поднять.
- Все сорок. - сказал он, бросив хвост и отряхивая руки от песка.

Я одел очки и тщательно осмотрел тело рыбы. Никаких ссадин, царапин, ран я не заметил. Кожа, если можно так выразиться, была чистая и гладкая, чешуя блестящая. Никакого там мха, ракушек и прочего на ее теле не было, только в районе головы пошевеливались какие-то пиявочки.

Я поделился своими соображениями с присутствующими. На что все та же женщина ответила:
- Да это же ежу ясно, когда рыба умирает, все паразиты, живущие на ней, покидают ее.
А может быть, ото действительно так, но об этом я никогда раньше не слыхал и, и к своему сожалению, нигде не читал.
- Ну что будем делать, мужики, с этим чудом природы? - глухим голосом произнес старик, молча стоявший рядом все это время.
- Давайте закопаем, - предложил он.
- Да нет, - возразила женщина. - Давайте бросим ее в воду, пусть плавает, а вдруг оживет улыбнулась она.

Все согласились и дружно наклонились. Кто руками, кто веслом, толкали щуку в воду.
- Да, хороша красавица, - говорил кто-то, толкая рыбу.
- Вот как бывает в жизни. Росла, росла и никому не досталась, - Жаль.
"Действительно, жаль" - подумал я и вспомнил товарища. "Неужели это та, что совершала прыжки несколько часов назад. Неужели он прав?".

Я как-то заметался и на мгновение замер, пораженный своей догадкой, в согнутом положении. Видно, я выглядел весьма комично, потому что все засмеялись.

Через некоторое время все три лодки отчалили от берега. Я стоял по колено в воде и провожал взглядом удаляющееся вниз по течению "чудо природы". Течение переворачивало щуку с живота на спину, и мне казалось, что она живая. "Как хорошо, что мы сбросили ее в воду, а вдруг, действительно, оживет?", - с надеждой подумал я.


В.В.Удалец

Рейтинг@Mail.ru
Основан 12.04.2001
Идея: Игорь Бовдуй igor@ahtubinsk.ru
Дизайн "Логос": Сергей Зубков
Программирование: Кирилл Евтеев, Евгений Савицкий